Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 68 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 72 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/modules/static.php on line 145 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 60 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 64 Роман Жанна Дарк
КНИГА ВТОРАЯ. ПРИ ДВОРЕ И НА ВОЙНЕ Глава I
 
 5  января 1429  года  Жанна  пришла ко  мне  со  своим дядей Лаксаром и
сказала:
- Час настал. Мои голоса уже говорят не смутно, а совершенно ясно. Они
сказали мне, что нужно делать. Через два месяца я буду у дофина.
Жанна была в бодром настроении, и вид у нее был воинственный. Ее
воодушевление передалось и мне, и я почувствовал сильный душевный подъем,
похожий на тот, который охватывает человека, когда он слышит барабанный бой
и шаги марширующих войск.
- Я верю этому, - сказал я.
- И я тоже, - подтвердил Лаксар. - Если бы она сказала мне раньше, что
ей указано богом спасти Францию, я бы не поверил; я отправил бы ее одну к
коменданту и не стал бы вмешиваться в это дело, не сомневаясь, что она не в
своем уме. Но я видел, как она бесстрашно стояла перед знатными,
могущественными людьми и смело разговаривала с ними. Без помощи божьей она
бы так не поступила. Это я твердо знаю. Поэтому я готов покорно выполнять
все, что она прикажет.
- Мой дядя очень добр ко мне, - сказала Жанна. - Я просила его прийти и
убедить мою мать, чтобы она отпустила меня с ним: нам надо ухаживать за его
больной женой. Все улажено, и мы отправляемся завтра на рассвете. Из дома
дяди я вскоре пойду в Вокулер, там буду ждать и прилагать все усилия к тому,
чтобы моя просьба была выполнена. Кто были те дворяне, что сидели по левую
руку от тебя за столом у коменданта в тот день?
- Один - сьер Жан де Новелонпон де Мец, другой- сьер Бертран де
Пуланжи.
- Хорошие люди, закаленные в боях. Я наметила их обоих своими будущими
соратниками... Но что я вижу на твоем лице? Сомнение?
Я старался говорить ей правду, без прикрас и обиняков, поэтому ответил:
- Они решили, что ты не в своем уме, так и сказали. Правда, они
сочувствуют твоему несчастью, но все же считают тебя безумной.
Это, кажется, нисколько не смутило и не обидело Жанну. Она лишь
заметила:
- Умные люди всегда могут изменить свое мнение, если осознают, что они
ошиблись. Изменят и эти. Они пойдут со мной в поход. Вскоре я встречусь с
ними... Но ты, я вижу, опять сомневаешься? Да?
- Н-нет. Теперь уже не сомневаюсь. Я только вспомнил, что с тех пор
прошел год и что они люди не здешние, а только случайно останавливались у
нас по пути.
- Они придут опять. Но поговорим о срочных делах. Я хочу дать тебе
кое-какие указания. Ты последуешь за мной через несколько дней. Устраивай
свои дела, потому что твое отсутствие продлится долго.
- А Жан и Пьер тоже пойдут со мной?
- Нет. Пока что они не согласятся, но вскоре и они придут и принесут с
собой благословение и родительское согласие отпустить меня. Тогда я буду
сильнее, а теперь, без родительского благословения, я слаба. - Она на
мгновение умолкла, и глаза ее наполнились слезами. - Мне хотелось бы
проститься с маленькой Манжеттой, Приведи ее за деревню на рассвете. Пусть
она проводит меня немножко...
- А Ометта?
Жанна не выдержала и заплакала.
- О нет, не надо! Она слишком дорога мне. Мне будет тяжела эта встреча;
я знаю, что никогда больше не увижу ее.
Назавтра я привел Манжетту, и мы все вчетвером пошли по дороге в это
раннее холодное утро, пока деревня не скрылась из виду. Потом девушки
простились, обняв друг друга, изливая свое горе в слезах и нежных словах.
Это было трогательное зрелище. Жанна обвела долгим взглядом нашу милую
деревушку, Волшебное дерево, дубовый лес, цветущую поляну и реку, как бы
стараясь на всю жизнь запечатлеть в своей памяти картины родных мест; она
словно предчувствовала, что уже никогда не увидит их больше. Потом она
повернулась и ушла от нас, горько рыдая. Это случилось в наш общий с нею
день рождения. Ей исполнилось тогда семнадцать лет.