Глава XVII
 
 Когда  мы  вернулись домой,  нас,  младших штабных,  в  гостиной ожидал
завтрак, и вся семья оказала нам честь, сев за стол вместе с нами. Все трое,
включая и доброго старика-казначея, угождали нам, как могли, желая поскорее
услышать о наших приключениях. Никто не просил Паладина говорить, но он
все-таки начал, потому что по званию и положению в штабе был выше всех, за
исключением старого д'Олона, который, кстати, завтракал отдельно. Паладин,
не считаясь ни с рыцарями, ни со мной, всегда перехватывал инициативу и
включался в беседу первым, - дурная привычка, усвоенная им с детства.
- Слава богу! - начал он. - Мы нашли армию в превосходном состоянии.
Такого образцового стада я еще не видал.
- Стада? - переспросила Катерина.
- Я объясню, что он хочет сказать, - вмешался Ноэль. - Он...
- Обойдусь без посторонней помощи, не утруждай себя, я все объясню сам,
- прервал высокомерно Паладин. - У меня есть основания думать...
- Вот именно, - сказал Ноэль. - Всегда, когда он думает, что у него
есть основания думать, он думает, что он непревзойденный мыслитель, но это
заблуждение. Он и в глаза не видел армии. А ведь я наблюдал за ним, -
конечно, так, чтобы он не догадался. Паладина мучил его старый недуг.
- Какой старый недуг? - спросила Катерина.
- Осторожность, - ответил я, горя желанием помочь своему другу.
Но это замечание оказалось неудачным. Паладин спокойно возразил:
- Уж кому-кому, а только не тебе критиковать чужую осторожность. Ты
ведь сам валишься из седла от одного ослиного рева.
Все засмеялись, а я растерялся, и мне стало стыдно. Я сказал:
- Не совсем честно с твоей стороны заявлять, будто я упал, услышав крик
осла. Все объясняется волнением, самым обычным душевным волнением.
- Допустим, тебе угодно назвать это так. Я не возражаю. А как назовете
это вы, сьер Бертран?
- Гм... Как вам сказать... Я думаю, это простительно. Каждому из вас
приходилось учиться, как вести себя в жарких рукопашных схватках, и, если
даже что-нибудь не так, стыдиться не приходится. А пот продвигаться перед
самой пастью смерти, не вынимая из ножен меча, да еще в полной тишине, без
песен и барабанного боя - испытание очень серьезное. На твоем месте, де
Конт, я бы не скрывал своих чувств, а назвал их прямо, без всякого
стеснения.
Мне еще не приходилось слышать более откровенных и умных слов, и я был
ему благодарен за то, что он вывел меня из затруднительного положения.
Набравшись мужества, я сказал:
- Да, это был страх. Спасибо за честную мысль.
- Ты поступил правильно, сынок, - поддержал меня старик-казначей. -
Молодец!
Я успокоился, и когда Катерина воскликнула: "Ах, и я такого же мнения!"
- я был даже доволен, что вызвал эту дискуссию.
Сьер Жан де Мец пояснил:
- Мы ехали все вместе, когда заорал этот проклятый осел; заметьте,
тишина была мертвая. Не представляю, как можно было юноше-воину сохранить
спокойствие при таких непредвиденных обстоятельствах.
Он пытливо посмотрел на нас. Все глаза, обращенные на него, выражали
согласие, и каждый подтвердил это кивком головы. Даже Паладин кивнул
утвердительно. Это спасло репутацию знаменосца. Все удивились находчивости
Паладина; никто не поверил бы, что он способен честно сознаться в чем-либо,
не обладая в этом деле практическим навыком, равно как никто не предполагал,
что он вообще когда-либо научится говорить правду. Видимо, Паладин хотел
понравиться хозяевам.
После некоторого раздумья старик-казначей сказал:
- Я полагаю, рискованное продвижение мимо фортов требовало не меньшего
напряжения нервов, чем встреча в темноте с привидениями. А как полагает
знаменосец?
- Право, не знаю, сударь. Мне думается, я бы охотно встретился с
привидением, если бы...
- О, это интересно! - воскликнула Катерина. - А ведь они у нас водятся!
Хотите встретиться с привидением? Хотите?
Она была так возбуждена и так прелестна, что Паладин сразу же
согласился, и так как ни у кого не хватило храбрости показать свой страх,
то, скрепя сердце, все, один за другим, вызвались идти к ним; девушка от
радости захлопала в ладоши, а родители также были нам благодарны, заявив,
что привидения в их доме были пугалом и напастью не только для них, но и для
их предков на протяжении нескольких поколений, но что до сих пор не
находилось еще смельчака, который бы решился встретиться с ними лицом к лицу
и спросить, почему им нет покоя в могиле. Ведь только тогда хозяева дома
смогли бы помочь бедным призракам обрести мир и покой.