Глава XXXII
 
     Говорили в  народе,  будто весть о  победе при Патэ разнеслась по  всей
Франции за сутки. Не знаю, так ли это, но несомненно одно: каждый, узнав об
этом, с криками радости и громко прославляя бога, спешил поделиться новостью
с соседом. Тот немедленно бежал в следующий дом, и весть о победе, нигде не
задерживаясь, летела по стране. И если человек узнавал об этом ночью, то он,
несмотря на поздний час, вскакивал с постели и спешил поделиться с другими
этой великой радостью. Радость народа напоминала собой яркий свет,
разливающийся по земле в тот миг, когда затмение отступает и сходит с
солнечного лика. И в самом деле, разве все эти мучительные годы Франция не
лежала во мраке затмения? Да, она была погружена в глубокий мрак, который
теперь отступал и рассеивался перед ослепительным блеском благой вести.
Эта весть настигла врага, пытавшегося укрыться в Иовилле, но город
восстал против английских хозяев и запер ворота перед их
собратьями-бургундцами. Тогда неприятель бросился и Мон-Пипо, и Сен-Симон и
другие английские крепости. И сразу же гарнизоны поджигали их, убегая в поля
и леса. Наши отряды заняли Менг и разграбили его.
Когда мы вошли в Орлеан, обезумевший от радости город бушевал в сто раз
больше, чем когда-либо прежде, а это говорит о многом. Наступила ночь, и
улицы были так ярко иллюминированы, что нам казалось, будто мы плывем в море
огня. Шум был потрясающий: приветственные крики восторженных толп,
громоподобная стрельба из пушек, оглушительный звон колоколов, Такого не
было еще никогда. Когда мы проехали через городские ворота, приветственные
крики и возгласы слились в непрекращающийся рев:
- Слава Жанне д'Арк! Дорогу Спасительнице Франции! - И потом: - Креси
отомщен! Пуатье отомщен! Азенкур отомщен! Да здравствует Патэ!
Творилось нечто невообразимое! В центре колонны шли военнопленные.
Когда их увидел народ и узнал своего лютого старого врага Тальбота, который
годами заставлял французов плясать танец смерти под свою суровую военную
музыку, можете себе представить, как взревела толпа, - мое перо бессильно
описать это. Торжествуя и злорадствуя, народ готов был броситься, вытащить
его из рядов и повесить. Поэтому Жанна сочла необходимым вести его рядом с
собой, взяв под свою защиту. Жанна д'Арк и Тальбот вместе - какой
поразительный контраст!