Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 68 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 72 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/modules/static.php on line 145 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 60 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 64 Роман Жанна Дарк
Глава XL
 
Мы слали королю гонца за гонцом, и каждый раз он обещал прибыть, но все
не появлялся. Герцог Алансонский лично отправился к нему, взял с него новое
обещание, которое также было нарушено. Так мы потеряли девять дней. Наконец,
7 сентября он прибыл в Сен-Дени.
Тем временем неприятель стал приходить в себя; безволие короля и не
могло дать другого результата. Начались приготовления к обороне города.
Шансы, Жанны уменьшались, но она и ее военачальники по-прежнему считали, что
успех все еще может быть обеспечен. Атака была назначена на восемь часов
следующего утра и началась точно в указанное время.
Жанна расставила орудия и принялась обстреливать укрепления,
прикрывавшие ворота Сент-Оноре. В полдень, когда укрепления были уже в
значительной степени разрушены, мы бросились на приступ и взяли их штурмом.
После этого мы начали штурмовать самые ворота и шли на приступ несколько раз
- волна за волной; Жанна со своим боевым знаменем была впереди всех; облака
едкого дыма заволакивали наши ряды, и на наши головы градом сыпались удары.
При последнем приступе, в результате которого мы, несомненно, взяли бы
ворота и, следовательно, освободили бы Париж и всю Францию, Жанна была
ранена стрелой из арбалета; наши войска сразу же дрогнули и подались назад,
почти в панике. Да и что они могли сделать без нее? Она была не только душой
армии, но и самой армией.
Лишенная физической возможности сражаться, Жанна не соглашалась уходить
с поля боя и умоляла начать новую атаку, утверждая, что мы должны победить.
Воинственный огонек снова вспыхнул в ее глазах, и она добавила:
- Я возьму Париж сегодня же или умру!
Ее пришлось унести силой - это сделали Гокур и герцог Алансонский.
Но теперь ее воодушевление достигло высшей точки. Она пылала
энтузиазмом и распорядилась, чтобы ее утром доставили к воротам, заявив, что
через полчаса Париж, без сомнения, будет наш. И она сдержала бы слово.
Против этого нельзя возразить. Но она забыла о короле, об этом бледном
отражении той силы, которая называлась ла Тремуйлем. Король запретил
дальнейшие попытки атаки!
Дело в том, что опять прибыли представители от герцога Бургундского и
для видимости затевались новые постыдные торги.
Разумеется, все это чуть не разбило сердце Жанны. Боль от раны и
душенная боль не давали ей спать почти всю ночь. Несколько раз стража
слышала подавленные рыдания из темной комнаты в Сен-Дени, где она лежала, и
скорбные слова: "Мы могли бы овладеть Парижем!" "Его можно было взять!"
Только это она и твердила.
Через день Жанна, окрыленная новой надеждой, заставила себя подняться с
постели. Герцог Алансонский навел мост на Сене у Сен-Дени. Нельзя ли ей
переправиться там и нанести удар по Парижу в другом месте? Но король
прослышал об этом и велел разрушить переправу! Более того: он объявил
кампанию законченной! И, что еще хуже - заключил новое перемирие, на этот
раз продолжительное, согласно которому обязывался оставить Париж целым и
невредимым и отойти к Луаре, откуда он и пришел!
Жанна д'Арк, никогда не знавшая поражений, была побеждена своим же
королем. Когда-то она сказала, что больше всего боится одного - измены. И
вот теперь измена нанесла свой первый удар. Жанна повесила свои белоснежные
доспехи в королевской часовне в Сен-Дени и отправилась к королю просить,
чтобы он освободил ее от командования и отпустил домой. Как и всегда, она
поступила разумно. Грандиозным планам, крупным военным передвижениям теперь
подходил конец; в дальнейшем, когда истечет срок перемирия, военные
действия, вероятно, будут ограничиваться мелкими случайными стычками, -
дело, как раз подходящее для второстепенных, подчиненных военачальников и не
требующее руководства военного гения высшего полета. Но королю не хотелось
ее отпускать. Перемирие не распространялось на всю Францию; оставались еще
французские укрепления, которые надо было охранять и защищать; она ему еще
понадобится. Как видите, ла Тремуйль хотел держать ее под рукой только для
того, чтобы все время мешать и вредить ей.
Тут ей опять послышались "голоса": "Оставайся в Сен-Дени!" Они не
объясняли, не говорили - почему. То был глас господний, и она ставила его
выше распоряжении короля. Жанна решила остаться. Но это повергло ла Тремуйля
в ужас: Жанна была слишком грозной силой, чтобы предоставить ее самой себе;
несомненно, она расстроила бы все его планы. Он хитростью убедил короля
прибегнуть к принуждению. Жанне пришлось покориться, поскольку она была
ранена и беспомощна. На Великом процессе она заявила, что ее унесли насильно
и что, если бы она не была ранена, этого никогда бы не случилось. Ах,
могучий дух был у этой хрупкой девушки, - такой дух, который мог бы
совладать со всякими земными силами и одолеть их! Мы так никогда и не
узнаем, почему эти загадочные "голоса" велели ей оставаться. Одно только нам
известно: если бы ее послушались, то история Франции была бы не такой, как
она теперь изложена в учебниках. Да, в этом мы твердо уверены.
13 сентября армия, опечаленная и приунывшая, выступила в поход и
повернула к Луаре, но уже без музыки. Да, в глаза бросалась именно эта
подробность. Двигалась похоронная процессия - да-да, только так можно было
это назвать. Унылое, бесконечное шествие, - ни веселого возгласа, ни шутки;
на всем пути сочувствующие провожали войска со слезами, враги - со
злорадством и насмешками. Наконец, мы добрались до Жьена, откуда меньше чем
три месяца тому назад начался наш торжественный поход на Реймс с
развернутыми знаменами, с музыкой и барабанным боем; наши лица сияли от
радости по случаю победы при Патэ, и толпы народа громко приветствовали нас
и еще больше воодушевляли. Теперь же барабанил дождь по крышам, день стоял
пасмурный, небо - низкое и скорбное, зрителей было мало; мы не слыхали
приветствий, нас встречали молча и провожали слезами.
Затем король распустил это благородное войско, армию героев; она
свернула знамена, сложила свое оружие, - посрамление Франции было завершено.
Ла Тремуйль носил венец победителя; Жанна д'Арк - непобедимая- была
побеждена.