Deprecated: mysql_escape_string(): This function is deprecated; use mysql_real_escape_string() instead. in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/modules/show.full.php on line 293 Твоей разумной силе слава - Часть 78

Твоей разумной силе слава - Часть 78

17-05-2012 in: Книги

Даже если рост человеческого знания, подобно падению тяже­лых тел, приобретаете каждым мигом большую скорость, то все равно вряд ли может произойти так, чтобы одно поколение людей изменило взгляды или поняло собственные заблуждения и потому стало сегодня думать иначе, чем думало в прежнее время. Но вместе с тем оно подготовляет для следующего поколения средства познать новое и о многом судить иначе, чем предыду­щее. Однако подобно тому, как никто не чувствует движения, несущего нас по кругу вместе с землей, так человечество не заме­чает, как непрестанно движутся вперед его познания и как то и дело меняются его суждения. Когда мнения меняют, то никто и не думает, что меняет их. Но об этом, несомненно, нельзя было бы не думать, вдруг усвоив идею, чуждую тем, которых придер­живались только что. Поэтому современники того, кто первым познал подобную истину, никогда ей не поверят, если только она сразу не сделается очевидной.

IX

< ... > Хотя труднее всего заслужить славу превосходного поэта, приятного писателя или философа, к которой ты по преимущест­ву и стремишься, — она же, несмотря на это, приносит меньше всего плодов тому, кто ее добыл. Тебе известны вечные сетования, известны древние и новые примеры нищеты и злосчастья величай­ших поэтов. Все, что касается Гомера — и поэзии, и личности, — неясно и, так сказать, сладостно-смутно; и родина его, и жизнь; и все остальное есть как бы тайна, непроницаемая для людей. И среди всей этой неопределенности и неведения есть одно только устойчивое предание: о том, что Гомер был беден и несчастен, — словно молва и память многих столетий не желала оставить места сомнениям в том, что участь всех лучших поэтов разделил и первенствующий в поэзии. Но если даже оставить в стороне все прочие блага и говорить только о почете, — никакая слава не доставит тебе в повседневной жизни меньше почета и не поможет так мало подняться в общем мненье, нежели та слава, о которой мы только что говорили. То ли оттого, что подобная репутация лишается ценности и не внушает веры по той причине, что мно­жество людей пользуется ею незаслуженно, между тем как заслу­жить ее бесконечно трудно; то ли, скорее, оттого, что почти все люди, хоть мало-мальски образованные, думают, будто сами либо обладают такими же знаниями и способностями к изящной словесности и к философии, либо могут с легкостью их при­обрести, и поэтому не признают стоящими выше себя тех, кто действительно всем этим отличается; то ли отчасти по одной, отчасти по другой причине, — но только тот, кто прослыл пос­редственным математиком, физиком, филологом, знатоком древностей, посредственным живописцем, ваятелем, музыкан­том, кто с грехом пополам выучил хотя бы один древний или иностранный язык, наверняка сможет благодаря этому снискать даже в самых лучших городах больше уважения и почета, чем тот, кого самые сведущие судьи знают и прославляют как замечательного философа или поэта или как человека, на редкость искусно владеющего пером. Есть два самых благо­родных, самых необычайных и блистательных удела, достижи­мых с наибольшим трудом, две, так сказать, вершины челове­ческого искусства и науки — поэзия и философия; но мир более всего пренебрегает дарованиями тех, кто ими занимается. <... >