Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 68 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 72 Deprecated: mysql_escape_string(): This function is deprecated; use mysql_real_escape_string() instead. in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/modules/show.full.php on line 293 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/modules/show.full.php on line 470 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 60 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 64 Твоей разумной силе слава - Часть 95

Твоей разумной силе слава - Часть 95

17-05-2012 in: Книги

Наконец среди однообразных виноградников показался монастырь. Анселино попросил меня отпустить его у трактира на дороге, потому что, сказал он, хочется ему в последний раз увидеть Гертруду только во время ее пострижения. Я согласился и сказал, чтоб он помог мне сойти с мула, дабы я не спеша до­брался до близкого монастыря.

Там шло веселье. Посреди луга перед монастырем был выстав­лен для продажи или для какой-то иной цели большой и неясный предмет. Человек с толстой шеей и в шлеме время от времени трубил в какую-то пронзительно звучащую трубу, может быть, то была военная добыча, может быть, — церковная принадлеж­ность. Подле окруженной монахинями аббатисы и сомнительно­го герольда в заплатанной куртке, рваных штанах и дырявых сапогах с выглядывавшими из них пальцами миряне и сбежав­шиеся монахи образовали пестрый приятельский круг. Среди крестьян там и сям стояли дворяне (в Турговии — так называ­ется эта немецкая область — в изобилии водилась мелкая и нич­тожная геральдическая птица), площадные певцы, цыгане, бро­дяги, девки и сволочь всякого рода, которую приманил собор, смешивались с ними в один странный венок. Из этого кружка выступал то один, то другой и пробовал поднять выставленный предмет, в котором, подойдя поближе, я признал мрачный, старин­ный, громадный крест. Казалось, тяжесть его была неописуема, потому что даже самый сильный не мог удержать его в дрожа­щих руках, крест начинал качаться из стороны в сторону, угро­жающе клонился и падал бы, если бы многопудовое бревно не подхватывали бы другие руки и плечи. Веселье и смех сопровож­дали неудачу. В довершение непристойности всей сцены мужич­ка-аббатиса, как одержимая, танцевала на свежескошенном лугу, одушевленная ценностью своей реликвии (значение этого базара начало мне выясняться) и, вероятно, монастырским вином, кото­рое без всяких кубков и церемоний в громадных деревянных кружках переходило ото рта ко рту.