Deprecated: mysql_escape_string(): This function is deprecated; use mysql_real_escape_string() instead. in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/modules/show.full.php on line 293 Твоей разумной силе слава - Часть 157

Твоей разумной силе слава - Часть 157

17-05-2012 in: Книги

Я, правда, старался всегда сохранять живое общение со всем, на чем лежит печать человеческого, и даже в моей страсти к ста­ринным фолиантам есть что-то от подлинной жизни, хоть она, возможно, и выглядит лишь как сильное увлечение стареющего холостяка.

Волнующее тепло, которым дарят меня мои книги, исходит не только от их содержания, внешнего вида этих изданий и их уникальности, но и от радостного удовлетворения потребности узнавать всеми способами историю собираемых книг. Но я имею в виду не хронику их написания и распространения, а частную историю каждого экземпляра, являющегося в настоящее время моей собственностью.

Когда я перелистываю сочинение какого-то писателя прошло­го, раннее издание Клаудиуса, Жан-Поля, Тика или Гофмана и чувствую, как доверительно шелестит между моими пальцами, большим и указательным, простая, вышедшая из употребления типографская бумага, я не могу удержаться от мыслей об ушед­ших поколениях, для которых эти состарившиеся листы бумаги когда-то означали современность, жизнь, волнение или какое-нибудь новшество. Ах, если бы знать, сколько рук, трепеща от жажды чтения, с восторгом прикасалось к этому видавшему виды экземпляру 'Титана" или "Вертера", как часто он в ночной тиши старинных комнат при тусклом свете заставлял юные души ликовать или проливать слезы!

До чего же дорогими нашим сердцам становятся книги, про­шедшие долгий путь через несколько поколений и доставшиеся нам в наследство от далекого предка, тома, которые мы уже детьми видели за стеклами старинного шкафа и упоминание о которых мы встречаем в сохранившихся до наших дней письмах и дневниках дедушек и бабушек! А на некоторых купленных у кого-то книгах мы читаем чуждые нам имена прежних владель­цев и дарственные надписи, начертанные в отдаленные времена, находим подчеркнутые строки, загнутые уголки страниц, помет­ки на полях или забытые закладки и рисуем себе при этом серь­езные лица умерших много десятилетий тому назад людей, поч­тенных отцов и матерей семейств, облаченных в давно вышедшие из моды одежды с диковинными манжетами и оборками и принад­лежавших к числу первых читателей "Вертера", "Гёца" и "Виль­гельма Майстера" или первых слушателей бетховенских премьер.

Среди любимых книг в моих шкафах есть много таких, пред­полагаемую историю которых я превращаю в богатейшее поле для смелых догадок и изысканий. При этом я вовсе не пытаюсь сдерживать свою фантазию и преграждать путь домыслам и делаю это отчасти от удовольствия, а отчасти из убеждения, что путь к постижению подлинных внутренних законов истории ушедших времен лежит через вымысел, а не через научное познание. Чуть ли не для каждого тома моего собрания — от альдин итальянско­го Возрождения, набранных великолепной антиквой и отпечатан­ных ин-октаво, до первых изданий сочинений Мёрике, Эйхендорфа и Беттины фон Арним у меня был придуман исконный владелец. Иногда здесь играли роль войны, празднества, интриги, кражи, убийства и естественные кончины каких-то людей. Истин­ными эпизодами мировой истории и вымышленными семейны­ми хрониками овеяны антикварные фолианты, к которым, даже в тех местах, где они несколько повреждены, я не дозволю при­коснуться ни одному современному переплетчику.