Deprecated: mysql_escape_string(): This function is deprecated; use mysql_real_escape_string() instead. in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/modules/show.full.php on line 293 Твоей разумной силе слава - Часть 102

Твоей разумной силе слава - Часть 102

17-05-2012 in: Книги

— Любезнейший, - завизжала она, - по вашему длинному носу я сейчас же заметила, что вы один из тех итальянских книж­ных хорьков, что с некоторого времени шныряют по нашим монастырям. Но запомните — есть разница между нагрузившимся вином монахом сангалленского монастыря и расторопной уро­женкой Аппенцелля. Я знаю, — ухмыляясь, продолжала она, — за каким салом скребутся кошки. Они подстерегают книжку одно­го шута, которую мы здесь храним. Никто из нас не знал, что такое в ней написано, пока недавно не пришел один итальянский мошенник, поклонившись нашим пресвятым реликвиям, не по­пытался под своим длинным духовным облачением, — она пока­зала на мое одеяние, — утащить с собой этого скомороха. Тогда я сказала самой себе: "Эй, Бригитточка из Трогена, не давайся в обман! Должно быть, свиная кожа стоит золота, раз итальянец не побоялся ради нее веревки". Ведь у нас, голубчик, говорится: "Кто крадет веревку, тот повиснет на веревке!" Бригитточка не дура, она призывает на совет ученого приятеля, человека без лукавства, попа из Диссенхофена, который похваливает наше винцо да иногда проделывает с сестрами забавные шутки. Рас­смотрев эти дурацкие пожелтевшие завитушки, он и говорит: "Тьфу, пропасть, достопочтенная мать, ведь вещичка стоит денег! На нее построите вы для вашего монастыря сарай и давильню! Возьмите книжечку, добрая женщина, засуньте ее под свой пухо­вик, лягте на podex — так он называется — и, ради венца божьей ма­тери, лежите на нем, пока не объявится честный покупатель! "Так Бригитточка и сделала, хотя с той поры спать ей немного жестко.

Я сдержал улыбку, подумав о ложе умбрийского поэта, кото­рое, вероятно, ему приуготовили за его грехи три судьи подземно­го мира, и, приняв свойственный мне в иных обстоятельствах достойный вид, состроил важно-негодующую мину.

— Аббатиса, — сказал я торжественным тоном, — ты меня не признаешь. Перед тобой стоит посланник собора, один из отцов, собравшихся в Констанце, один из священных мужей, поставлен­ных для реформы женских обителей. — И я развернул великолеп­но написанный счет из гостиницы; близость запрятанного коми­ческого поэта меня воодушевила.