Deprecated: mysql_escape_string(): This function is deprecated; use mysql_real_escape_string() instead. in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/modules/show.full.php on line 293 Твоей разумной силе слава - Часть 71

Твоей разумной силе слава - Часть 71

17-05-2012 in: Книги

Я хочу, однако, чтобы ты убедился еще в одном: для того чтобы в совершенстве узнать достоинства произведения совер­шенного или близкого к совершенству, мало владеть пером < ... > Человек достигнет умения до конца понимать превосход­ные качества лучших писателей и наслаждаться ими не прежде, чем сам приобретет способность являть их в собственных сочине­ниях, потому что полностью познать эти качества и насладиться ими можно не иначе, как самому занимаясь тем же самым, и, так сказать, перенести их на самого себя. Прежде никто и не в силах был уразуметь, что есть на самом деле совершенство в писании. А не понимая этого, нельзя должным образом восхи­щаться величайшими писателями. Те, кто привержен ученым за­нятиям, по большей части сами пишут легко и думают, будто пишут хорошо, а потому поистине не сомневаются в том, что писать хорошо не так уж трудно. Теперь ты видишь, до чего сократилось число людей, кому полагалось бы уметь тобой восхищаться и хвалить тебя по заслугам <... >

Я не раз дивился про себя, как, например, Вергилий, вели­кий образец совершенства для всех писателей, приобрел и сохра­нил такую необычайную славу. Потому что, хотя я и не очень вы­соко мню о себе и не думаю, что способен всесторонне постичь то, чем он велик и в чем искусен, и насладиться им вполне, одна­ко я уверен, что большая часть его читателей и хвалителей заме­чает в его поэмах не более одной из десяти или двадцати красот, которые мне удалось открыть после многократного перечитыва­ния и долгих размышлений. Я на деле убеждаюсь, что высокая честь и почтение, которые воздаются великим писателям, Проис­текают обычно даже у тех, кто читает их и занимается ими из слепо усвоенной привычки, а не из собственного суждения или способности распознать в них особые достоинства.

Я вспоминаю, что во времена моей юности, когда я читал поэмы Вергилия, — с одной стороны, сохраняя свободу суждения и не заботясь о мнении других, что присуще лишь немногим, а с другой, — будучи еще неискушенным, как то свойственно моло­дости, но ничуть не в большей мере, чем бывает всю жизнь боль­шинство читателей, — я про себя отказывался присоединиться к общему приговору, ибо не мог открыть у Вергилия больших достоинств, чем у любого посредственного поэта. Мне даже сей­час удивительно, как это слава Вергилия могла взять верх над славой Лукана. Знай, что большинство читателей, и не только в век ложных и превратных суждений, но и в пору здравой и трез­вой словесности, получает больше наслаждения от красот гру­бых и явных, нежели от тонких и скрытых, более от смелости, нежели от целомудренной сдержанности, чаще от внешнего, неже­ли от существенного, и всегда больше от посредственного, неже­ли от превосходного < ... > Я не могу постичь, как в конце кон­цов суждение немногих, пусть даже правильное, могло победить суждение несметного множества и сделать всеобщей привычкой почтение, столь же слепое, сколь и заслуженное. Так бывает не всегда, но я повторяю, что своей славой даже лучшие писатели обыкновенно обязаны больше случаю, чем собственным заслу­гам; быть может, ты убедишься в этом, услышав последующие мои рассуждения.