Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 68 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 72 Deprecated: mysql_escape_string(): This function is deprecated; use mysql_real_escape_string() instead. in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/modules/show.full.php on line 293 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/modules/show.full.php on line 470 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 60 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 64 Твоей разумной силе слава - Часть 191

Твоей разумной силе слава - Часть 191

17-05-2012 in: Книги

ФелипеТриго после успеха своих "Простодушных девиц" тоже захаживал в модный книжный магазин, хотя его книгами гораздо успешнее торговал другой книгопродавец, дон Грегорио Пуэйо, обосновавшийся в каком-то чулане на улице Месонеро Романос, там была колыбель модернистской литературы. Как-нибудь я расска­жу и о доне Грегорио Пуэйо, он происходил из большой, густо - ветвящейся семьи книготорговцев; в наши дни они владеют роскошными магазинами.

Всякий раз, как на продажу выставлял один из томов "На­циональных эпизодов" дон Бенито, крохотная витринка дона Фе расцвечивалась — скажем так — праздничными флагами. Экзем­пляры книги в желтой с красным обложке заменяли флажки. Книги Бласко Ибаньеса, появлявшиеся в витрине, были толстые, в гороховых переплетах, с излишне яркими заголовками. Рекла­мировала витрина и Эмилию Пардо Басан, хотя "она никогда не шла хорошо", что, надо сказать, не делает чести нашим читате­лям. Вообще-то все авторы — кто особенно страстно, а кто не очень — жаждали выставиться в витрине дона Фернандо, а ее микроскопические размеры предписывали суровый отбор, при котором и о меркантильных интересах тоже нельзя было забывать.

Если вы, начинающий писатель, подходили к книготорговцу и просили выставить в витрине свою "книжонку", он по-отечески клал вам на плечо свою изящную руку и тихонько говорил:

— Скажите об этом Вивесу.

Вивес, этот коротышка с крошечными глазками, был "metteur en scene книжного театрика. Молодой, любезный, он хотел угодить всем на свете. — Как же быть? Ведь этот книжный мага­зин - игрушечный, — сетовал он. — Да когда же мы переберемся на Пуэрта дель Соль?

Еще до того, как они перебрались на Пуэрта дель Соль, автор этих воспоминаний (в те времена он еще не писал книг, но всей душой надеялся написать и запоем читал чужие) как-то раз вече­ром вошел в лавку дона Фе вместе с Бласко Ибаньесом, а там, в эдакой тесноте, возвышалась уже элегантная и весьма дородная фигура Переса Гальдоса. Дон Бенито находился тогда в зените славы, Бласко — на вершине своего политического успеха. Они раскланялись, обнялись и вступили в беседу. Валенсийский рома­нист говорил с присущим ему неудержимым многословием, жестикулируя по привычке, как на митинге. Автор "Действи­тельности" — со сдержанностью и спокойствием, свойствен­ным простоте обращения великого писателя и его обычной созерцательности. Но Гальдос, хоть и едва приметно, улыбался шуткам Бласко, а дон Фернандо из-за своего пюпитра ласкал взором эту пару, знаменитую и... плодоносную — который из них "шел" лучше? — и вот тут-то по мостовой застучали железные ободья и заскрипели колеса допотопного ландо, в котором донья Эмилия возвращалась с прогулки по Прадо и бульвару Кастельяна... Бласко и Гальдос в один и тот же миг услышали этот грохот и переглянулись с комическим ужасом, невероятно картинно.