Deprecated: mysql_escape_string(): This function is deprecated; use mysql_real_escape_string() instead. in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/modules/show.full.php on line 293 Твоей разумной силе слава - Часть 175

Твоей разумной силе слава - Часть 175

17-05-2012 in: Книги

И в этой атмосфере вновь прозвучало имя Новалиса. Произо­шло это следующим вечером, который я не забуду. Мы сидели за фруктами и вели беседу, но в ней я, правда, принимал мало участия. Вот уже четверть часа я рассеянно и грустно трудился над огромным персиком, орудуя крохотным фруктовым ножи­ком с бронзовой ручкой, воспроизводящей линии герба Флорен­ции. Тут Густав поднялся со стула, достал Новалиса и стал его перелистывать.

— Я должен сказать, — с улыбкой сказал он, — что я не варвар и сумел открыть для себя какое-то очарование в вашем старом символисте. Недавно я прочитал эту книжицу и нашел там вели­колепное стихотворение, которое хочу прочитать вам и особен­но тебе, Мария.

У меня сжалось сердце, потому что я уже предчувствовал, что это за стихотворение. То самое, какое я некогда хотел прочитать красавице Марии, если представится удобный случай. Но я так и не отважился на это.

Да, так и есть, он прочел именно эти стихи, и Мария не спуска­ла с него своих прекрасных больших глаз, а я, сторонний наблю­датель, страдал в эти минуты больше, чем за все предыдущие Дни.

Вот что он прочел:

Из всех твоих изображений,

Мария, выбрал я одно.

Как символ тайных откровений

Оно душе моей дано.

С тех пор вся суетность мирская

Меня уж больше не влечет,

И радость горняя, другая

Мне благодатью сердце жжет.

Летопись моя подходит к концу, и я бы охотно завершил ее этими чудесными стихами одной из песен Новалиса, обращенных к Марни. Но я должен сообщить, что уже через три месяца была сыграна свадьба Марии Гельтнер. Густав отправился с нею в Швейцарию, а поздней осенью привез ее в Германию.

А я тем временем уже давно успел попрощаться и с Флоренци­ей, и с Марией. Новалиса я выпросил себе у Гельтнера как сувенир, и он охотно уступил его мне. С тех пор он находится в моей коллекции романтиков, как раз между стихами Софи Меро и репродукциями картин Филиппа Отто Рунге.

В отчуждении, которое наступило в моих отношениях с Густа­вом Меркелем и которому способствовало также то, что жили мы вдалеке друг от друга, был виноват я. Мне следовало по крайней мере отвечать на его письма. Но я не мог превозмочь себя, так что он устал писать и замолк.