Deprecated: mysql_escape_string(): This function is deprecated; use mysql_real_escape_string() instead. in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/modules/show.full.php on line 293 Твоей разумной силе слава - Часть 89

Твоей разумной силе слава - Часть 89

17-05-2012 in: Книги

И Аполлона луч из пыли поднимал

Писателей плохих бездарный, нудный рой.

И даже если ты меня самого причислишь к этим писакам и тем самым опровергнешь меня моими же доводами, то в ответ на твой вопрос, почему я также занялся бумагомарательством, хотя знаю не больше других, я напомню тебе, что "с волками жить, по-волчьи выть". Так, если бы я жил в стране хромых, то раздобыл бы себе костыль. А родившись и живя в стране писак и переводчиков, я стремлюсь и должен стать писакой и переводчи­ком, и никем иным я быть не могу, ибо нехорошо отличаться от других, чтобы на меня указывали пальцем на улицах. Да и не волен человек уберечься от заразы во время повальной эпиде­мии. Нет смысла также упрекать кого-нибудь за то, что он пере­водчик, ибо поневоле вынужден при ходьбе обращаться к косты­лям тот, кто родился безногим или с самого рождения волочит ноги.

А если ты добавишь, что нет никакого преимущества в нашей отсталости по сравнению с другими, я отвечу тебе, что никогда не стремишься к тому, чего не знаешь. Точно так же и тот, кто отстает, обычно полагает, что шагает впереди других, ибо такова уж человеческая гордыня; она закрывает нам глаза повязкой, чтобы мы не видели и не знали, куда движемся. По этому поводу я расскажу тебе случай, происшедший с одной славной старуш­кой, и сейчас еще, вероятно, проживающей в селении, название которого я не хотел бы уточнять. Эта старушка из числа боль­ших любительниц чтения; она подписывалась на "Газету" и име­ла обыкновение читать ее всю подряд, от королевских указов до последнего объявления о свободных вакансиях. При этом она никогда не бралась за следующий номер, пока не заканчивала чтение предыдущего. Так вот, жила и читала эта старушка (по обычаям страны) столь неторопливо и понемногу, что в 1829 году, когда я с ней познакомился, она еще сидела над "Газетой" 1823 года, не больше и не меньше. Однажды мне довелось нанес­ти ей визит, и когда, войдя в комнату, я спросил ее, что нового, она не дала мне даже закончить. Бросившись целовать меня с величайшей радостью, она протянула мне "Газету", которую держала в руке: "Ах, милейший сеньор, — воскликнула она голосом, срывающимся от волнения и сдавленным от рыданий, слез и умиления, — ах, милейший сеньор! Благословен господь! Наконец-то к нам идут французы, и скоро они избавят нас от этой гнусной конституции, которая порождает только беспоряд­ки и анархию!" Она подпрыгивала от удовольствия и хлопала в ладоши. И все это в 1829 году! Так что я был совершенно оше­ломлен, убедившись в полной иллюзорности нашей жизни и в том, что совершенно безразлично — отстаем ли мы или обгоняем, раз мы ничего не видим и не хотим видеть впереди.