Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 68 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 72 Deprecated: mysql_escape_string(): This function is deprecated; use mysql_real_escape_string() instead. in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/modules/show.full.php on line 293 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/modules/show.full.php on line 470 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 60 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 64 Твоей разумной силе слава - Часть 171

Твоей разумной силе слава - Часть 171

17-05-2012 in: Книги

VI

Около двадцати лет простояли оба скромных тома в книж­ном шкафу без того, чтобы кто-то ими поинтересовался. А что такое два десятка лет в жизни хорошей книги? И все же, может быть, двухтомник не пребывал все это время в полном покое, может, вечно занятый своими делами учитель и отец семейства все-таки иногда по ночам в припадке тоски, когда за письмен­ным столом память властно возвращала его в давно ушедшие молодые годы, снимал его с полки и задумчиво пробегал глаза­ми стареющие страницы.

Затем он, вероятно, огорчался, что имя тончайшего лирика так быстро ушло из людской памяти и лишь очень редко кем-то упоминается; он не подозревал, что через несколько десятиле­тий красота этой вдумчивой поэзии найдет новых друзей, горячих почитателей и глашатаев. Думаю, что именно в одно из таких обращенных к прошлому мгновений он написал на пустой поло­вине страницы второго тома стихи, которые взволновали меня, когда я их там обнаружил:

Далекой юности дыханье

Мне слышится в твоих стихах.

Тот юный мир, его мечтанья —

Все унеслось, распалось в прах.

Но ты мне даришь ароматы

И негу майского тепла,

Напоминая, что когда-то

Вот так же молодость цвела

Вполне возможно, что и прекрасная хозяйка дома иногда чита­ла Новалиса, и мне хочется верить в это, ибо на ее портрете, который попадался мне на глаза в юношеские годы, я видел неж­ные признаки той мечтательности на благородном, одухотворен­ном лице, которые одаряют нас радостной догадкой, что душа изображенного всегда тянется к красоте. И мне доставляет удовольствие предполагать, что пальцы ее белой руки тоже прика­сались порою к этим томикам в светло-коричневых переплетах.

Так или иначе, но книга находилась в доме Брахфогелей и оставалась там еще по крайней мере до 1862 года, когда их сын упоминал о ней в письме из Тюбингена. Как и отец, он был фило­логом и, занимаясь какими-то историко-литературными изыска­ниями, заинтересовался Новалисом. И вот из дома ему были высланы его сочинения.

На нашем экземпляре нет никаких следов, которые заставили бы сделать вывод, что в то время его часто раскрывали. Во вся­ком случае новых заметок на полях не появилось. По-видимому, писатель не произвел большого впечатления на студента, обучав­шегося в ту антиромантическую эпоху. Находясь в его владении, книга дремала, как дремлет драгоценный камень, пока луч света не пробудит его скрытый огонь. С ней, кажется, тогда даже не всегда хорошо обращались, потому что именно к этим тюбингенским годам относится, по-моему, некоторая порча переплетов: виднеются следы затертых кругов и полукружий, видимо, от ста­канов, которые ставили на них. Но все-таки еще несколько лет мой Новалис принадлежал Брахфогелю-младшему и даже испы­тал некоторое изменение отношения к себе в лучшую сторону.