Deprecated: mysql_escape_string(): This function is deprecated; use mysql_real_escape_string() instead. in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/modules/show.full.php on line 293 Твоей разумной силе слава - Часть 144

Твоей разумной силе слава - Часть 144

17-05-2012 in: Книги

ЧТЕНИЕ

Размышления о проблеме чтения начинаются, как только мы берем в руки книгу. В чем состоит эта проблема? Может, сейчас читают больше, чем в старину? Или раньше читали больше? Оки­нем мысленным взором историю... В XVI веке один весьма дос­тойный человек задумал поздравить своего друга, поздравить по случаю получения сана кардинала. Этот дворянин решил написать небольшую поэму в честь кардинала. Что же он придумал, дабы вдохновиться? "В течение пяти дней не отрывался от чтения Пиндара". Безусловно, тот, кто способен на такое, является прилежным читателем. Я говорю о Диего Уртадо де Мендоса и о его поздравлении кардиналу Эспиносе5. В следующем веке один странник, неутомимый путешественник, без отдыха шагавший по дорогам, завсегдатай постоялых дворов и трактиров, расска­зывает нам, что он так страстно любит читать, что не пропускает ни одной бумажки, найденной на улице. Это Сервантес. Книги можно увидеть и на картинах, чаще на полотнах религиозного содержания, чем светского. У нас в музее Прадо есть картина Рибальты, изображающая распростертого на доске святого Франциска, а рядом с ним на непокрытом столе лежит большая толстая книга и стоит светильник. В музее Лувра примером церковной живописи могут служить "Четыре евангелиста" Йорданса, а светской - "Философ с открытой книгой" Рембрандта. На картине Йорданса перед евангелистами лежит на столе боль­шой раскрытый фолиант, один из евангелистов, уперев локоть в бок, с трудом удерживает в руках другой фолиант. Запомним это­го евангелиста. На картине Рембрандта философ предстает перед нами в мрачном помещении со сводчатым потолком и каменны­ми стенами. Он стоит у окна, к которому придвинут стол, а на столе — большая раскрытая книга. Философ в длиннополой пеле­рине, в шляпе, чуть отодвинувшись от стола, что-то обдумывает, подперев рукой щеку. Печать глубокой тишины лежит на всем в этом мрачном помещении, ничто не отвлекает нашего внимания, ибо, кроме описанного, на полотне ничего больше нет.

Нельзя ли найти в литературных произведениях и живопис­ных полотнах еще читателей, о которых стоило бы рассказать Конечно же можно, но это нисколько не повлияло бы на наш вывод — он заключается в следующем: в старину читали гораздо меньше, чем теперь. Тогда чтение — на этом хотелось бы за­острить ваше внимание — было делом необязательным, редким; в наши дни чтение — "органическая потребность", можно ска­зать, — да простит меня читатель за выражение, которым хочется еще острее подчеркнуть мою мысль, — чтение стало просто фи­зиологической потребностью. Соответственно, не следует за­бывать, что население Испании в XVI и последующих веках составляло не более восьми—десяти миллионов жителей. Для современного человека чтение — жизненная необходимость. Мы все походим на философа, стоящего перед раскрытой книгой. Всем нам, как советует Грасиан8, ежедневно нужна новая книга. Ну, коль скоро мы столько читаем, то, вероятно, все прочитанное идет нам на пользу? Вот это как раз и волнует всех, кто имеет отношение к книге. Разве можно беспорядочное и бесконечное чтение называть всерьез настоящим чтением? Какая может быть польза от чтения второпях? Иногда читают просто, чтобы о чем-то узнать, а иногда и ради удовольствия. Вот это последнее мы все очень любим. Каждый, вероятно, может провести следующий экс­перимент: попробуйте несколько дней не читать, а потом натайте понемногу, время от времени, частями, и только, когда вы совер­шенно свободны. Тогда-то вы и поймете, как много теряется при беглом чтении и чтении нескольких книг одновременно и сколь выигрышно основательное, вдумчивое чтение. Мы получим от него необычайное удовольствие, удовольствие, которого не знали ранее, и найдем в книге то, что доселе было скрыто от нас. Приба­вим к сказанному мысли одного из великих читателей — Артура Шопенгауэра. Он советует нам не расстраиваться, коль скоро в нашей памяти отложится лишь малая часть того, что мы прочита­ли. Пусть нас утешит, что прочитанное прежде, чем о нем позабу­дешь, оставит след свой в душе, умиротворяя и питая ее, меж тем как просто задержавшееся в памяти не пронизывает душу насквозь, лишь набивает и засоряет нас вечно непереваренной материей. Время работает на понимание прочитанного.