Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 68 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 72 Deprecated: mysql_escape_string(): This function is deprecated; use mysql_real_escape_string() instead. in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/modules/show.full.php on line 293 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/modules/show.full.php on line 470 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 60 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 64 Твоей разумной силе слава - Часть 170

Твоей разумной силе слава - Часть 170

17-05-2012 in: Книги

Я иногда раздумывал над тем, в какой мере его можно счи­тать виноватым, и, по-моему, вина его действительно велика, — ведь я не знаю ничего, что было бы так неприкосновенно и свято, как сердечная дружба в юности. Но в те годы молодость Теофиля и сама его натура толкали его навстречу великой любви к женщине. И кто поручится за то, что, несмотря на его счастье, измена другу не мстила ему жестоко за себя?

Думаю, что сердце его, не привыкшее к страданиям и неспра­ведливости, не могло не затрепетать, когда Розиус отослал ему обратно вместе с некоторыми другими небольшими реликвиями их прежней дружбы подаренную книгу, ту самую, за которой они провели вместе столько часов, исполненных светлыми мыслями. И думаю также, что оно трепетало и тогда, когда дома в Тюбингене он тщетно пытался убрать свою надпись с титульно­го листа этой книги — так же тщетно, как он изгонял из своего сердца отравленное воспоминание о распавшемся дружествен­ном союзе. И еще я думаю, что иногда он читал своей невесте, часто гостившей у него в Тюбингене, стихи и сказки Новалиса. Что же испытывали они оба, когда, взяв впервые в руки книгу, она увидела эту надпись и это имя и обнаружила попытку унич­тожить написанное?

Два года спустя Розиус полюбил другую женщину и отпразд­новал свою свадьбу в 1842 году, на несколько месяцев позднее Брахфогеля. Служебная и семейная жизнь захватила обоих, воспо­минания притупились и поблекли. Они Не виделись больше ни­когда и лишь случайно иногда узнавали что-то друг о друге от третьих лиц.

Шла своей чередой удачно сложившаяся деловая и домашняя жизнь Брахфогеля, а поэт-мыслитель был тем временем почти полностью предан забвению; он по-прежнему хранился в домаш­ней библиотеке, но за много лет его очень редко снимали с полки. В эти десятилетия начали постепенно вымирать прежние почитатели ранней романтической поэзии, а новых не появлялось. Среди молодых людей было мало таких, для которых имя Нова­лиса являлось не просто пустым звуком, и подрастающий сын Брахфогеля, полюбивший книги, тоже не прикасался к обоим простеньким томам, стоявшим в отцовском книжном шкафу. Казалось, что славе писателя, погребенного полвека тому назад, пришел конец и наступила для него невеселая пора устаревания, то быстрое и печальное падение, когда тебя находят смешным, затем скучным, а под конец и вообще забывают.

Так наша книга стояла десять лет и двадцать лет. На ее стра­ницах появился легкий налет кремового цвета, та патина старею­щих книг, которая предшествует появлению желтизны. Но под­вергавшаяся в свое время осмеянию непроклеенная бумага великолепнейшим образом выдержала испытание временем. Хоть и не отличается она благородством, но сегодня она выглядит свежее и белее, чем бумага большинства тех жалких изданий семидесятых и восьмидесятых годов, которые буреют на наших глазах.