Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 68 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 72 Deprecated: mysql_escape_string(): This function is deprecated; use mysql_real_escape_string() instead. in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/modules/show.full.php on line 293 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/modules/show.full.php on line 470 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 60 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 64 Твоей разумной силе слава - Часть 53

Твоей разумной силе слава - Часть 53

17-05-2012 in: Книги

Титульный лист — это физиогномия книги, и в красивом ти­тульном листе всегда есть много такого, чем можно насладиться даже тогда, когда за ним немного что имеется; а на книги, как и На людей, можно просто смотреть. Шутка на первой странице — это подслеповатый фонарь, с которым Диоген ищет людей или покупателей; как только он их находит, фонарь гаснет. Филосо­фы и богословы насыщают обычно свои титульные листы наибо­лее сильным светом для того, чтобы обнаружить противника подобно суринамским носаткам, которые светят только головой, когда другие насекомые мерцают всем телом. Заглавие служит также лучшим лавровым венком для лысины какого-нибудь кесаря. — Кроме того есть скорочен, которые по преиму­ществу начинают и заканчивают титульным листом, а критик порою доходит и до предисловия, подобно некоей индийской лисе (искеполту), отъедающей у насекомых только головы. Не­удивительно, что автор вкладывает все свои таланты в украше­ние титульного листа, в тесных пределах которого воплощение его способности любить людей посредством просвещения и согре­вания мира окружено редкими покупателями даже тогда, когда 'Он пишет книгу лишь как довесок к заглавию. В этой любви к людям есть доля и издателя, утыкающего двери своей лавки Красивыми книжными головами, наподобие английского сельс­кого дворянина, который к дверям своей конюшни приколачи­вает для красоты морды подстреленных им лисиц.

Заглавия сочиняются также для рецензентов или, чаще, в пику Оным как защита от их топоров, которыми, или, точнее, — обу­хами которых они обычно бьют свою жертву по многострадаль­ному темени, чтобы затем разделать тушу уже более тонкой и острой частью. Но тут удар приходится на удар, одна молния гасит другую, титульный лист — рецензию, и книга идет.

И вот, наконец, ростки своего хилого и еще не имеющего кор­ней имени автор должен доверить журналам, которые — увы! - в своих рекомендательных рубриках не печатают ничего, кроме заглавий, т. е. (фигурально выражаясь) - отрецензированные ими книги не препарируют, а скальпируют, т. е. сдирают у них с голо­вы кожу, сиречь заглавия (как люди Давида — крайнюю плоть побежденных ими филистимлян). Естественно, что все свои находки писатель нагромождает на титульном листе, делая свое потомство безутешным относительно утраты части бренной пос­редством великолепия части вечной и подражая тем самым Александру Македонскому, который во время похода на Индию повелел закопать в землю большие шлемы, дабы обрести в поко­лениях славу вождя великанов. Некоторые же украшают свою книгу папской тиарой, т. е. тройным титульным листом, ибо стес­няются шестерного. И всю эту роскошь увенчивает девиз — мате­риал, заимствованный, чтобы нарастить головное украшение новорожденного, подобно тому, как волосы лошадей и преступ­ников наращивают дамские прически; красные буквы девиза — грим и румяна, а виньетка — мушка. Впрочем (следует заметить и тем завершить длинное рассуждение еще одним точно таким же), издатель мог бы печатать на титульном листе свое имя над именем автора, так как автор и без того — всего лишь согласный, непроизносимый без своего издателя, а походить на евреев, в письменности которых большинство гласных словно пыль лип­нет к подошвам согласных, — нам не пристало! Такова увертю­ра к моему сочинению.