Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 68 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 72 Deprecated: mysql_escape_string(): This function is deprecated; use mysql_real_escape_string() instead. in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/modules/show.full.php on line 293 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/modules/show.full.php on line 470 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 60 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 64 Твоей разумной силе слава - Часть 23

Твоей разумной силе слава - Часть 23

17-05-2012 in: Книги

Покуда шла распря, я употреблял свой небольшой досуг на составление трактата "О сдержанности ума". Этот трактат стоил мне многих бдений: трудность была не только в содержании, но я в порядке изложения, каковой обычно мало замечается людь­ми, хотя он составляет, может быть, одно из главных достоинств всякой хорошей книги. Но вот что странно: печатание трактата было запрещено в одной из итальянских столиц на том основа­нии, что какое-то выражение было сочтено не вполне лестным Для главы Церкви, а во Франции - на том основании, что то же выражение было сочтено слишком для него лестным. В конце концов трактат был напечатан в Париже, но с добавленными кем-то от себя двумя или тремя вставками, по поводу каковых я счел долгом поспать публичное опровержение.

За ним последовал трактат "О древностях рода Эсте", то есть о происхождении благороднейшего дома Эсте. И гут мне надле­жит сделать еще одно признание: в молодости у меня на уме были только греческие и римские древности; величие античнос­ти, грандиозные предприятия, образцы доблести, а в особенности Гармония и искусство, обнаруживаемые литературными произведениями, строениями, статуями, надписями, монетами, восхи­щали меня беспредельно. Что же до создания новых веков, то глаза бы мои на них не смотрели. Сама история этих веков, их писатели, обряды, обычаи, взаимные обманы — все казалось мне измельчанием и варварством — коего и вправду было немало, — и оттого я чувствовал себя так, точно ступал по диким горам, застроенным убогими лачугами и населенным зверьми; когда, бывало, мне попадалось в руки произведение тех грубых веков," я не удостаивал его взгляда. Сейчас мне смешно это ос­лепление. Ведь и в варварстве, и в дикости есть, как я понял позже, своя красота и привлекательность, так же как в трагеди­ях и в живописи того времени, ибо то ужасное, что они содер­жат, в наше время может только учить и наставлять, но не может вредить, а кроме того, правда — сама по себе великая красота, доблести же или ярких предприятий и в те века было немало. Скажу больше: для ученых изучение ранних веков — это поприще, на котором можно подвизаться с большей выгодой, нежели изучая седую древность, ибо если античность уже вся обследована и занята другими, то средние века частью еще в тени, а частью и вовсе не тронуты. Повторение же сказанного не большая честь для ученого, коему надлежит заботиться о приращении общего запаса знаний в каждой науке и в каждом искусстве, которому, он себя посвятил. Итак, с большим увлечением повел я разыска­ния касательно рода Эсте, знатного в античные времена не менее, чем в новые, и ответвившегося несколько веков назад от рода, правящего ныне в Англии и в некоторых других странах. Когда - то генеалогии мало чем отличались от романов: всякий, кому не лень, беззастенчиво вплетал в нее разные нити, дабы получился желаемый узор, и, о, как добрые люди радовались этим сказкам, в особенности же те, кто находил в них прямую корысть. Я же опасался сослужить плохую службу моему государю и моей соб­ственной репутации, поэтому не жалел трудов, не упускал ни малейшей возможности для того, чтобы выбраться на свет из густой тьмы веков невежества. По приказу светлейшего герцога и могущественного британского короля Георга I я исколесил всю Италию, осматривая архивы и снимая копии с бесчисленного множества старинных пергаментов. Крестным знамением осеняли себя те, кто, не имея опыта в подобных делах, наблюдали, как я разбираю и быстро списываю неразборчивые каракули древних документов. Но знатоку древности достаточно приложить терпе­ние, чтобы освоиться с формулами и варварским стилем конт­рактов и дипломов прежних времен, многие из которых давно напечатаны; я же, овладевая этим умением, прошел хорошую школу среди манускриптов Амброзианской библиотеки, в архи­вах герцога Эсте и Моденского собора; за время моих поездок по Италии большую опытность в этом деле приобрел также док­тор Пьетро Эрколе Герарди, читающий курс древнееврейского и греческого языков в Моденском университете, коему я призна­телен за то, что он любовно помогал мне в моих поисках, необы­чайно увлекательных, но и многотрудных.