Deprecated: mysql_escape_string(): This function is deprecated; use mysql_real_escape_string() instead. in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/modules/show.full.php on line 293 Твоей разумной силе слава - Часть 173

Твоей разумной силе слава - Часть 173

17-05-2012 in: Книги

"Продолжал чтение Новалиса и дошел до конца первой части "Офтердингена". Я уже давно не читал немецких писателей и никак не могу отделаться от своеобразного впечатления".

VII

Кажется, Брахфогель долго хранил верность поэту. По край­ней мере однажды во Флоренции он вновь раскрыл его и отыскал сказку о Гиацинте и Розенблютхен. Он нашел там и то место, против которого более тридцати лет тому назад его отец поставил дату, обозначив некий майский день, проведенный близ Бебенхаузена, и написал рядом с нею: "Сеттиньяно близ Флоренции, 19 июня 1873 г.".

Во Флоренции у него был друг Ганс Гельтнер, немец, женатый на уроженке тамошних мест. Зимою 1874 года тот часто сидел у постели больного Брахфогеля, который у него на глазах умер на больничной койке 2 марта 1875 года. Вместе с некоторыми другими немецкими книгами Гельтнеру достался в наследство от покойного и Новалис, который с тех пор вновь несколько лет простоял нетронутым в шкафу.

В эти годы в доме Гельтнера подросла белокурая красавица дочь Мария, с которой и я познакомился. Эта стройная девушка отличалась истинно немецкой красотой и уже в раннем возрасте обрела поклонников.

Когда я приехал во Флоренцию и посетил Гельтнеров, мне тоже бросились в глаза ее красота и скромный вид, так что в скорости я не колеблясь предпочел ее всем мадоннам кватрочен­то, ради которых я прибыл в этот город. И в конце концов вышло так, что я каждодневно стал появляться в этом доме с немецкими друзьями, но зачастую и один.

И вот однажды мне тоже попал в руки тот двухтомный Нова­лис. Гельтнер был удивлен, когда я рассказал ему, что якобы канувшего в Лету романтика с недавнего времени в Германии вновь стали читать и почитать. Иногда мы сидели по вечерам в маленьком, обнесенном забором саду за каменным столом в тени, и я читал вслух тонкие, проникновенные стихи старины Новалиса. При этом я часто обменивался мыслями с Марией, и наши беседы так нас сблизили, что я сам день ото дня все более удивлялся, как это до сих пор не заговорил с нею о любви. То были сказочные дни, каких мне с тех пор не доводилось пере­живать.