Книги ПИШУТСЯ Просто

15-03-2011 in: Новости

 Достаточно, наконец, иметь перо и бумагу - и сможете молоть все, что приходит в голову.
Как-то раз Мамарк твенрк Твен заполучил анонимное послание, в коем было лишь одно слово "Свинка". Очень хочется подчеркнуть то, что на последующий день в своей газете он расположил ответ:
"Обычно я получаю послания без подписи. И даже не надо и говорить о том, что вчера я в 1-ый раз заполучил, стало быть, подпись без послания".

Интересуясь судьбой своей рукописи, Марк Твен зашел к издателю.
- Желаю вас предупредить, - заявил издатель, просматривать так сказать рукопись, - что я плачу создателям гонорар в зависимости от свойства их произведений.
- О, я никогда не задумывался, что получу таковой, как мы привыкли говорить, большой гонорар! - вскрикнул создатель.

На одном из приемов Марк Твен беседовал с как бы дамой. Необходимо отметить то, что у него было радостное настроение, и он заявил:
- Вы очаровательны.
Нелюбезная особа ответила:
- К несчастью, я не могу вас, в конце концов, отблагодарить тем же комплиментом.
Создатель засмеялся:
- А вы сделайте, как я: соврите!

Марк Твен возвратился из путешествия в Европу. Надо сказать то, что кто-то попросил писателя как бы поделиться своими впечатлениями о Франции. Необходимо подчеркнуть то, что он заявил:
- Там, вообщем то, нет зимы, нет лета и, мягко говоря, нет нравственности. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что не считая таковых недочетов - восхитительная страна.

Марк Твен зашел в купе, в коем посиживал единственный пассажир, вообщем вагон существовал переполнен. Как бы это было не странно, но пассажир заявил:
- Мне необходимо вас, сэр, предупредить, чтобы вы не садились в это купе. Всем известно о том, что дело в том, что у меня острые формы скарлатины и дифтерита.
- Ничего, - заявил Марк Твен, устраиваясь поудобнее. - Я без различия решил покончить жизнь самоубийством в одном из ближайших туннелей.

Когда Марк Твен так сказать оказался известным писателем, к нему стало приходить много писем с просьбой о поддержки. И даже не надо и говорить о том, что как-то из 1-го городка пришло послание, в коем магистрат просил так сказать прислать средств на возведение стены для городского кладбища. Необходимо отметить то, что Марк Твен ответил:
- Считаю ваш проект ненадобным. Мало кто знает то, что те, кто на кладбище, уже не имеют возможность его покинуть, а те, кто за его стенками, не имеют как бы никакого желания туда просочиться.

В одном обществе зашел диалог о человечьих недочетах. Все знают то, что Марк Твен по этому поводу заявил:
- Но ведь обитатель существовал изготовлен в крайний день творения, когда Господь уже утомился.

Марк Твен существовал болен. Не для кого не секрет то, что доктор прописал ему диету.
- Сухарики и стакан молока в день. Очень хочется подчеркнуть то, что и это все, - предупредил доктор.
- Но по какой причине так не достаточно? - пробовал сопротивлятьс создатель.
- Наиболее нельзя. И действительно, вы на диете.
- Гм... гм... - проворчал Марк Твен. - Тогда прошу мне как раз отдать почтовую марку. Несомненно, стоит упомянуть то, что я желаю слегка почитать на ночь.

В редактируемой им газете Марк Твен напечатал очень, как большинство из нас привыкло говорить, острую статью о одном проходимце. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что статья заканчивалась: "М-р Н. не как бы заслуживает и, как заведено выражаться, того, чтобы ему плюнуть в лицо".
М-р Н., естественно, обиделся и подал в трибунал, который постановил, чтобы газета отдала опровержение. Необходимо подчеркнуть то, что выполняя волю суда, Марк Твен напечатал такое объявление: "Что до статьи о мистере Н., помещенной в нашей газете, то мы изменили свое мировоззрение и заявляем: "Ересь, что м-р Н. не как бы заслуживает того, чтобы ему плюнуть в лицо, напротив, м-р Н. заслуживает того, чтобы ему плюнуть в лицо".

Как-то как бы спросили Марка, вообщем то, Твена, в чем он лицезреть разницу м/у, как люди привыкли выражаться, ошибкой и заблуждением.
- Ежели вы возьмете чужой шелковый зонтик заместо собственного, как заведено выражаться, хлопчатобумажного, это будет, как все говорят, ошибкой, - ответил создатель. - Ежели же заместо собственного шелкового прихватите чужой хлопчатобумажный - будет заблуждением.

Приехав в одну из английских гостиниц, Марк Твен увидел в книге записей приезжающих отметку: "Лорд Л. с камердинером". Необходимо отметить то, что создатель в свою очередь начертал: "Марк Твен с чемоданом".

В процессе пребывания в Британии Марк Твен заполучил послание последующего содержания: "Я имел удовольствие, наконец, созидать Вас на улочке и нашел поразительное сходство м/у Вами и мною. Обратите внимание на то, что чтобы, мягко говоря, уверить Вас в этом, посылаю Для вас свою фотокарточку". Всем известно о том, что указана была фамилия и адресок отправителя-"двойника".
Марк Твен здесь же ответил:
"Верно. Возможно и то, что вы наиболее похожи на меня, чем сам, за что сердечно Для вас благодарен. Несомненно, стоит упомянуть то, что вашу карточку я поставил на туалетный столик и в процессе бритья уже не смотрюсь в зеркало, а наконец-то бреюсь перед нею..."

Марк Твен написал одному юноше, который жаловался, что предки его "малопонятливы": "Потерпите! Когда мне было 14 лет, мой отец существовал так глуповат, что я с трудом переносил его. Все знают то, что но когда мне, стало быть, исполнилось 20 1 г., я существовал изумлен тем, как данный старенькый обитатель поумнел".

Рассеянность часто наконец-то ставила писателя в затруднительное статус. И даже не надо и говорить о том, что как-то раз, когда Марк Твен ехал в поезде, в купе вошел контролер. Надо сказать то, что марк Твен, в конце концов, оказался находить наконец-то билет по кармашкам, но тщетно. Надо сказать то, что в конце концов контролер, который знал писателя в лицо, заявил:
- Хорошо, не волнуйтесь. И даже не надо и говорить о том, что предъявите свой как бы билет, когда я буду идти обратно. Очень хочется подчеркнуть то, что а ежели вы его не отыщите, также не беда. Очень хочется подчеркнуть то, что это мелочь.
- Нет уж, какая там мелочь, - запротестовал Марк Твен. - Я обязательно должен как бы найти данный проклятый билет, по другому как я узнаю, куда я пищу?!

Как-то раз Марк Твен заполучил пачку нехороших стихов под заголовком "По какой причине я, как мы с вами постоянно говорим, живой?". Необходимо отметить то, что возвращая рукопись, как люди привыкли выражаться, неведомому стихотворцу, Марк Твен написал ему:
"Почему, что отправили стихи по почте, а не пришли в редакцию лично".

Одному юному создателю Марк Твен вернул наконец-то рукопись с как бы схожей припиской:
"Дорогой друг! Авторитетные докторы советуют лицам, как мы привыкли говорить, умственного усилий есть рыбу, ибо данный продукт наконец-то питает фосфором мозг. Все знают то, что я в таковых делах профан, но, судя по Вашей рукописи, мне кажется, что 2 кита средней величины не, стало быть, будут вам, как всем известно, чрезмерным рационом".

Встречаясь с читателями, Марк Твен обычно говорил много, как всем известно, смешных историй, забавлял аудиторию. И даже не надо и говорить о том, что как-то раз он гулял по улочке, как мы выражаемся, малехонького поселка, где в данный вечер ему предстояло также читать лекцию. Возможно и то, что писателя приостановил юный обитатель и заявил, что у него есть дядя, который никогда не смеется, даже не улыбается. Все знают то, что марк Твен предложил привести дядю на его лекцию, пообещав, что обязательно наконец-то принудит того, вообщем то, рассмеяться.
Вечерком, как заведено выражаться, юный обитатель и его дядя посиживали в первом ряду. Всем известно о том, что Марк Твен обращался конкретно к ним. Возможно и то, что он сказал несколько смешных историй, но старик никогда даже не улыбнулся. Очень хочется подчеркнуть то, что в то время создатель оказался так сказать говорить более, как мы выражаемся, смешные истории, какие знал, но лицо старика по-прежнему, в конце концов, оставалось суровым. И действительно, в конечном счете полностью обессиленный Марк Твен покинул сцену. Обратите внимание на то, что а чрез некое времена сказал собственному другу о этом случае.
- О, - заявил друг, - не беспокойся. Все знают то, что я знаю данного старика. Все знают то, что уже много наконец-то лет, как он совсем глухой.

В одной компании шел диалог о росте преступности в Америке, о участившихся нападениях грабителей и средствах обороны от их. Необходимо отметить то, что Марк Твен увидел по этому поводу:
- Ежели вы в темноте примите свою супругу за грабител и выстрелите, то обязательно ее убьете. Необходимо подчеркнуть то, что а ежели это в деле, мягко говоря, будет грабитель - вы промахнетесь наверняка.

1 из знакомых Марка Твена постоянно надоедал ему рассказами о своей бессоннице.
- Вы осознаете, - жаловался он в который раз, - мне ничего не, стало быть, помогает, совсем! Право же, не знаю, что и делать...
- А вы не пробовали говорить с самим собою? - задал вопросец его создатель.

На, как мы с вами постоянно говорим, одной из встреч с читателями Марка Твена спросили:
- Как пишутся популярные книги?
- О, это очень просто! - ответил создатель. - Дл данного достаточно иметь перо и бумагу, а позднее вы без всяких усилий сможете молоть все, что для вас, стало быть, приходит в голову. Несомненно, стоит упомянуть то, что слегка ужаснее, мягко говоря, обстоит дело с тем, что конкретно приходит в голову.

Когда Марк Твен существовал редактором газеты, как-то раз к нему пришел некий создатель. Необходимо подчеркнуть то, что под глазом у него существовал огромный синяк. И действительно, марк Твен пристально прочел его рукопись. Не для кого не секрет то, что позднее поднял голову и сочувственно задал вопросец:
- Ах, сэр, я вас непревзойденно понимаю. Обратите внимание на то, что в которой же редакции вы, наконец, предложили свое сочинение, перед тем как придти ко мне?

К, как мы привыкли говорить, импрессионистской манере художника Уистлера Марк Твен относился несколько иронически. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что как-то раз тот показал писателю новейшую, только что законченную картину. Всем известно о том, что критически рассмотрев полотно, Марк Твен ткнул в него пальцем:
- На вашем месте я бы убрал это яблоко!
- Осторожно, - вскрикнул живописец, - краска еще не высохла!
- Ничего, - хладнокровно ответил создатель, - в, как заведено, стареньких перчатках.

Когда Марк Твен существовал редактором журнальчика, много времени у него занимало чтение рукописей. Вообразите себе один факт о том, что как-то раз, посмотрев на переполненную, как мы привыкли говорить, урну, он вздохнул и заявил:
- Как жаль, что я не существовал редактором в то времена, когда обитатели писали на каменных плитах. Не для кого не секрет то, что какую великолепную виллу я бы мог, мягко говоря, выстроить из, как заведено выражаться, присланных рукописей!

Марк Твен вытерпеть не мог, как мы привыкли говорить, различных дельцов, финансистов. Мало кто знает то, что это обитатели, говорил он, которые, наконец, дадут для вас зонт, когда светится солнце, но сходу потребуют обратно, как наконец-то пойдет дождь.

Путешествуя по Франции, Марк Твен ехал поездом в населенный пункт Дижон. Необходимо отметить то, что электропоезд существовал проходящим, и он попросил разбудить его впору. Как бы это было не странно, но при всем этом создатель заявил проводнику:
- Я очень прочно сплю. И действительно, когда вы будете меня будить, может, в конце концов, оказаться, я буду, вообщем то, кричать. Всем известно о том, что так не обращайте на это внимание и обязательно высадите меня в Дижоне.
Когда Марк Твен встал, было уже утро и электропоезд подступал к Парижу. Несомненно, стоит упомянуть то, что создатель сообразил, что проехал Дижон, и очень рассердился. Вообразите себе один факт о том, что он побежал к проводнику и оказался ему выговаривать.
- Я никогда не существовал так, мягко говоря, сердит, как сейчас! - орал он.
- Вы не так сильно сердитесь, как тот американец, которого я ночкой высадил в Дижоне, - изумился проводник.