ПИСЬМО ТРЕТЬЕ
 
    Вы уже заметили, что существо, называемое человеком, - настоящая
диковинка. В прошлом он исповедовал (износил и выбросил) сотни всяческих
религий; и теперь у него в наличии имеются сотни разных религий, и он
каждый год спускает со стапелей не меньше трех новеньких. Я мог бы
значительно увеличить эти цифры и все же не выйти за пределы фактов.
Одна из основных его религий зовется христианством. Ее краткий
обзор, я думаю, может вас заинтересовать. Она подробнейшим образом
изложена в книге, содержащей два миллиона слов и именуемой "Ветхим и
Новым Заветами". Есть у нее и другое название - "Слово Божие".. Ибо
христиане полагают, что каждое слово в этой книге было продиктовано
бегом - тем, о котором я вам уже рассказывал.
Книга эта весьма интересна. В ней есть великолепные поэтические
места; и несколько неглупых басен; и несколько кровавых исторических
хроник; и несколько полезных нравоучений; и множество непристойностей; и
невероятное количество лжи.
Эта библия составлена в основном из обрывков других, более древних
библий, которые отжили свой век и рассыпались в прах. Естественно, что
она лишена какой бы то ни было оригинальности. Три-четыре важнейших
и поразительных события, которые в ней описаны, упоминались ив
предшествующих библиях; все лучшие ее правила и предписания также
заимствованы из них; в ней появляются только две новые вещи: во-первых,
ад, а во-вторых, тот своеобразный рай, о котором я вам уже говорил.
Как же нам быть? Если мы поверим, как верят они, что оба эти
чудовищных места придумал бог, то тем самым незаслуженно его обидим;
если же мы решим, что эти люди сами их придумали, то незаслуженно обидим
их. Неприятная дилемма, что и говорить, - ведь ни та, ни другая сторона
_нам-то_ никакого зла не причинили.
Чтобы разом покончить с этим, давайте сделаем выбор, примем точку
зрения людей и взвалим весь этот мало приятный груз на их бога - и рай,
и ад, и библию, и все прочее. Быть может, это несправедливо, быть может,
это нечестно, но если вспомнить их рай, вспомнить, с каким тщанием его
наполняли всем тем, что человеку отвратительно, то просто невозможно
поверить, будто его придумали сами люди. А когда я расскажу вам про ад,
эта идея покажется вам еще более невероятной и вы, безусловно,
воскликнете: нет, человек не мог приготовить подобного места для себя
или для кого-нибудь другого. Этого просто не может быть.
Их простодушная библия повествует о сотворении мира. Сотворении -
чего? Вселенной? Вот именно - вселенной. И за шесть дней!
Это сделал бог. Слова "вселенная" он не употреблял - оно появилось
совсем недавно. Он занимался только Землей. Он изготовлял ее пять дней,
а затем... А затем всего за один день сотворил двадцать миллионов солнц
и восемьдесят миллионов планет!
А зачем они ему понадобились? Чтобы снабдить светом этот игрушечный
мирок. Его намерения дальше не шли. Из двадцати миллионов одно (самое
маленькое) должно было освещать этот ^шарик днем, а остальные - помогать
одной из бесчисленных лун вселенной умерять мрак его ночей.
Несомненно, он лелеял убеждение, будто мириады мерцающих звезд усеют
его новехонькие небеса, едва впервые закатится его солнце; однако самая
первая звезда зажглась на этом черном своде лишь через три с половиной
года после завершения внушительных трудов той достопамятной недели {2}.
Только тогда появилась первая звездочка и замигала там одна-одинешенька.
Еще через три года появилась вторая. Они мигали вдвоем более четырех
лет, прежде чем к ним присоединилась третья. По истечении первого
столетия на широких просторах этих угрюмых небес едва ли можно было
насчитать хотя бы двадцать пять звезд. В конце тысячелетия их стало
больше, но не настолько, чтобы об этом стоило разговаривать. По
истечении миллиона лет лишь половина нынешнего небесного убора была
видима хотя бы в телескоп, и понадобился еще миллион лет, чтобы вторая
половина последовала примеру первой. Поскольку в те времена телескопов
еще не было, появление этих, светил осталось незамеченным.
Вот уже триста лет, как астрономы-христиане знают, что их божество
не сотворило звезды за эти примечательные шесть дней, но
астроном-христианин предпочитает об этом помалкивать. Так же, как и
христианские священники.
В своей книге бог не скупится на хвалу своим трудам и подбирает для
этого самые пышные слова, какие только ему известны, доказывая тем
самым, что он - и вполне обоснованно - преклоняется перед крупными
величинами; и все же он изготовил миллионы колоссальных солнц, дабы они
освещали микроскопический шарик, вместо того, чтобы поставить крохотное
солнце этого шарика на службу им. В своей книге он упоминает Арктур - вы
его, наверное, помните, мы как-то там побывали. И он - всего лишь ночная
лампадка для этой Земли! Этот гигантский шар, в пятьдесят тысяч раз
превосходящий по величине ее солнце, которое рядом с ним то же, что
тыква рядом с собором!
Однако в воскресных школах детей по-прежнему учат, что Арктур был
сотворен с единственной целью способствовать освещению Земли; и ребенок,
вырастая, продолжает верить в это даже тогда, когда обнаруживает, что по
закону вероятности дело вряд ли могло обстоять так.
Эта книга и ее служители утверждают, что возраст Земли всего шесть
тысяч лет. Лишь в последнем столетии пытливым умам ученых удалось
установить, что он приближается к ста миллионам лет. .
За эти Шесть Дней бог сотворил человека и остальных животных.
Он сотворил мужчину и женщину и поселил их в красивом саду вместе с
прочими тварями. Они все жили там в мире и согласии, довольные и
счастливые, наслаждаясь вечной юностью, но потом случилась беда. Бог
предупредил мужчину и женщину, что им нельзя есть плодов некоего дерева.
И, как ни странно, прибавил, что, поев его, они непременно умрут. Я
говорю "как ни странно" потому, что они никогда еще не видели смерти и,
разумеется, не могли понять, о чем он говорит. И ни он, и никакой другой
бог не сумел бы растолковать этим невежественным детям, о чем идет речь,
не приведя наглядного примера. Это слово само по себе было им так же
непонятно, как новорожденному младенцу.
Вскоре какой-то змей явился побеседовать с ними частным образом, и
он пришел на ногах, ибо таков был обычай у змей в те дни. Змей сказал,
что запретный плод заполнит их пустые головы знанием. Тогда они съели
этот плод, что было вполне естественно, ибо человек сотворен
любознательным, а священник, подобно богу, которому он подражает и
которого представляет на земле, с самого начала взял на себя миссию
_мешать_ ему узнавать что-нибудь полезное.
Адам и Ева вкусили запретный плод, и тут же их смутный мозг был
озарен ярким светом. Они обрели знание. Какое знание? Знание, из
которого они могли извлечь пользу? Вовсе нет - они просто узнали, что
есть вещь, именуемая добром, и есть вещь, именуемая злом, а кроме того,
научились творить зло. Прежде они этого не умели. Поэтому все их
поступки до той минуты, были чистыми, невинными, безгрешными.
Но теперь они научились творить зло - и страдать от этого; теперь
они обрели то, что Церковь зовет ценнейшим сокровищем, - они обрели
Нравственное чувство, которое отделяет человека от зверя и ставит его
выше зверя. А не ниже зверя, как полагалось бы, ибо человек в своих
помыслах грязен и грешен, а зверь - чист и безгрешен. Другими словами,
заведомо испорченные часы ценятся выше тех, которые не могут
испортиться.
Церковь по-прежнему считает Нравственное чувство высшим достоинством
человека, хотя она отлично знает, что бог был об этом чувстве самого
скверного мнения и с обычной неуклюжестью пытался помешать своим
счастливым детям в райском саду обрести его.
Итак, Адам и Ева узнали теперь, что такое зло и как его творить. Они
узнали, как совершать всевозможные нехорошие поступки и в том числе
самый главный из них - тот, который, собственно говоря, бог и имел в
виду. Речь идет об искусстве и тайне полового общения. Им это открытие
показалось великолепным, и они, перестав бесцельно шататься по саду, со
всем жаром предались новому занятию - бедняжки ведь были так юны и
непосредственны!
В самый разгар такого счастливого времяпрепровождения они услышали,
что бог ходит по саду среди кустов, совершая свой обычный дневной
моцион, и страшно перепугались. А почему? А потому, что были наги.
Прежде они этого не знали. Им было все равно, точно так же, как и богу.
В тот достопамятный миг родилась безнравственность, и некоторые,
люди с тех пор ценят ее превыше всего, хотя не могли бы объяснить -
почему.
Адам и Ева явились в мир нагими и не знающими стыда - нагими и
чистыми душой; и так же приходили и приходят в мир все их потомки.
Приходят нагими, не знающими стыда, чистыми душой. Приходят
нравственными. Безнравственность и грязные мысли им приходится
приобретать со стороны - это единственный способ. Первый долг
матери-христианки - внушать своему ребенку грязные мысли, и она никогда
не пренебрегает этим долгом. Ее сыночек вырастает, становится
миссионером и отправляется к простодушным дикарям или к цивилизованным
японцам внушать им грязные мысли. Тут и они становятся безнравственными,
начинают прятать свои тела под одеждой и перестают купаться вместе
нагишом.
Условность, неправомерно именуемая нравственностью, не имеет единых
норм и не может их иметь, так как она противоречит природе и разуму и
представляет собой выдумку, подчиняющуюся любой прихоти, любому
нездоровому капризу. Так, например, в Индии благовоспитанная дама прячет
лицо и грудь, а ноги от самых бедер оставляет обнаженными, а
благовоспитанная европейская дама прячет ноги и обнажает лицо и грудь. В
краях, населенных простодушными дикарями, благовоспитанная европейская
дама скоро привыкает к полной наготе взрослых туземцев, и она уже не
оскорбляет ее чувств. В восемнадцатом веке французский граф и графиня -
люди весьма светские и не состоявшие ни в родстве, ни в браке, -
очутившись после кораблекрушения на необитаемом острове в одних
рубашках, скоро лишились и этой одежды. И стыдились своей наготы - целую
неделю. А потом она перестала их тревожить, и они забыли о ней.
Вы ведь ни разу не видели одетого человека - ну, вы мало что
потеряли.
Вернемся к удивительным сведениям, содержащимся в библии. Вы,
естественно, предположите, что бог не привел свою угрозу в исполнение и
что неповиновение Адама и Евы осталось безнаказанным, поскольку не они
себя создали, не они создали свой характер, желания и слабости, а
поэтому, собственно, от них нельзя было требовать невозможного и они не
должны были отвечать за свои поступки. Вы изумитесь, узнав, что угроза
все-таки была приведена в исполнение. Адам и Ева были наказаны, и это
злодеяние и по сей день находит горячих защитников. Смертный приговор
был приведен в исполнение.
Как вы, несомненно, заметили, единственный виновник проступка этой
бедной парочки избежал наказания и более того - стал палачом безвинных.
На нашей с вами родине мы, конечно, можем высмеивать подобного рода
мораль, но смеяться над ней здесь было бы бессердечно. Многие из этих
людей наделены способностью рассуждать, но когда дело касается религии,
никто этой способностью не пользуется.
Лучшие умы скажут вам, что человек, зачавший ребенка, морально
обязан нежно заботиться о нем, защищать его от бед, оберегать от
болезней, одевать его, кормить, терпеливо сносить его капризы,
наказывать с добротой и только ради его собственной пользы; и никогда,
ни при каких обстоятельствах он не имеет права подвергать его
бессмысленным мучениям. Денно и нощно бог поступает со своими земными
детьми как раз наоборот, и те же самые лучшие умы горячо оправдывают эти
преступления, защищают их, извиняют и в негодовании вообще отказываются
считать их преступлениями, поскольку их совершает "Он". Наша с вами
родина - очень интересная страна, но в ней не найти ничего хотя бы
вполовину столь интересного, как человеческий разум.
Ну так вот, бог изгнал Адама и Еву из райского сада, а со временем и
вообще их прикончил. И все за то, что они не подчинились приказанию,
которого он не имел права отдавать. Но, как вы убедитесь в дальнейшем,
на этом он не остановился. У него есть один моральный кодекс для себя и
совсем другой - для его детей. Он требует от своих детей, чтобы они
обходились справедливо - и кротко! - с преступниками и прощали их до
семижды семидесяти раз, но сам он ни с кем не обходится справедливо или
кротко, и он не простил легкомысленной и невежественной юной парочке
даже первый ее проступок и не сказал: "Ну, хорошо, попробую дать вам
возможность исправиться".
Как раз наоборот! Он решил наказывать даже всех потомков Адама и Евы
во все века до скончания времен за пустяковый проступок, совершенный
другими задолго до их появления на свет. Он и до сих пор наказывает их.
По-отечески кротко? О нет, со зверской жестокостью.
Вы решите, разумеется, что подобное существо не заслуживает особых
похвал. Не обольщайтесь: тут его называют Всесправедливейшим,
Всеправеднейшим, Всеблагим, Всемилосерднейшим, Всепрощающим,
Всемилостивейшим, Вселюбящим, Источником всех нравственных законов. Эти
двусмысленные комплименты произносятся ежедневно по всему здешнему миру.
Но люди не замечают их двусмысленности. Они возносят эту хвалу вполне
искренне, без единой улыбки.