ИЗ ДНЕВНИКА ДАМЫ, СОСТОЯЩЕЙ В ТРЕТЬЕЙ СТЕПЕНИ РОДСТВА
 

    МИР В ГОДУ 920 ПОСЛЕ СОТВОРЕНИЯ {7_7}



    ИЗ ДНЕВНИКА ДАМЫ, СОСТОЯЩЕЙ В ТРЕТЬЕЙ СТЕПЕНИ РОДСТВА



Принимала сегодня Безумного Пророка. Он хороший человек, и,
по-моему, его ум куда лучше своей репутации. Он получил это прозвище
очень давно и совершенно незаслуженно, так как он просто составляет
прогнозы, а не пророчествует. Он на это и не претендует. Свои прогнозы
он составляет на основании истории и статистики, используя факты
прошлого, чтобы предсказать, каким, вероятнее всего, окажется будущее.
Прикладная наука - и только. Астроном предсказывает затмение, но это еще
не значит, что он выдает себя за пророка. Вот Ной - пророк, и никто не
питает большего почтения к нему и к его священному дару, чем этот
скромный ученый, составляющий прогнозы и сопоставляющий возможное и
вероятное.
Я познакомилась с Безумным Пророком - или Безумным Философом (его
называют и так и так), - когда он еще учился в университете в начале
третьего века. Тогда ему было лет девятнадцать или двадцать. Я всегда
питала к нему дружеские чувства, отчасти, разумеется, потому, что он мой
родственник (хотя и дальний), но главное, потому, что он умен и
благороден. Он задумал жениться, когда ему было двадцать четыре года и
когда, собственно говоря, ни он, ни его избранница не могли позволить
себе такую роскошь, как брак, ибо они были бедны и родители их страдали
тем же недостатком. Обе семьи были достаточно респектабельны и даже
находились в дальнем родстве со знатью, но, как говаривал Адам, "соловья
респектабельностью не кормят", и начинать семейную жизнь, располагая
только таким капиталом, было бы неразумно. Я посоветовала им подождать,
и, конечно, они меня послушались, так как совет особы Первой Крови по
обычаю всего человеческого рода был и остается законом. Но это были
весьма нетерпеливые птенчики, страстно влюбленные друг в друга, и ждали
они ровно столько времени, сколько требовалось, чтобы удовлетворить лишь
самые насущные требования этикета. Мое покровительство доставило юнцу
место преподавателя математики в его же университете и сохраняло это
место за ним; он работал очень усердно и копил деньги. Бедняжки, они
терпели эту, как они выражались, "отсрочку жизни", сколько могли, - но,
прождав шестьдесят лет, они все-таки не выдержали и поженились. Она была
очаровательным крысенком: стройная, гибкая, темноглазая, со щечками, как
персики, и в прелестных ямочках, шаловливая, веселая, грациозная -
настоящее произведение искусства, настоящая поэма. По происхождению она
чужестранка, и капелькой благородной крови в своих жилах обязана в
конечном счете знатному вельможе, обитавшему в дальнем краю на
расстоянии многих меридианов отсюда, - князю Прачкоу. Он - мой потомок
через... имя я запамятовала, но во всяком случае, через род моей дочери
Регины. Я имею в виду ту ветвь нашего рода, которая произошла от второго
брака Регины. Он был троюродным братом... я забыла, как зовут и этого.
Имя юной невесты было Красное Облачко - столь же чужеземное, как и ее
происхождение. Оно, кажется, считалось наследственным.
Молодые супруги жили в бедности - они бедны и сейчас, но счастливы
не менее, чем многие богачи. Настоящей нужды они никогда не знали, так
как благодаря моему покровительству он сохранял свое место и даже время
от времени получал небольшую прибавку к жалованью. Их мирная жизнь
омрачилась только одним горем, которое поразило их в конце первого
столетия их союза, но и до сих пор отзывается болью в их сердцах.
Шестнадцать их детей погибли во время железнодорожной катастрофы.
Прежде чем прийти ко мне сегодня, Философ осмотрел двигатель,
приводимый в действие этой удивительной новой силой - сжиженной мыслью.
Двигатель произвел на него глубочайшее впечатление. Он сказал, что не
видит причин, которые могли бы помешать этой силе вытеснить пар и
электричество, поскольку она во много раз превосходит их по мощности,
почти не занимает места и стоит гроши. Вернее, стоит гроши тресту,
взявшему на нее патент. Это тот же трест, которому принадлежат все
железные дороги и корабли на земном шаре - другими словами, весь мировой
транспорт.
"Пять лет назад, - сказал он, - над этой новой силой смеялись
невежды, ее отвергали мудрецы, но так бывало со всяким новым
изобретением. Так было с леографом, так было с адографом, так было с
визгозаикографом, и так будет с каждым новым изобретением до скончания
века. И почему люди не научатся делать выводы, только узнав результаты?
Казалось бы, опыт должен был их этому научить. Как правило, нелепое на
первый взгляд изобретение со временем оказывается весьма и весьма
полезным, стоит только внести в него то или иное улучшение. Пять лет
назад сжиженная мысль не имела никакой практической пользы и была только
экспонатом на Дамской Выставке Имперской Академии. О промышленном или
коммерческом ее применений не могло быть и речи из-за необычайной
дороговизны производства, поскольку на этой ранней стадии использовалось
только сырье, получаемое от государственных деятелей, судей, ученых,
поэтов, философов, редакторов, скульпторов, художников, генералов,
адмиралов, изобретателей и инженеров. Однако теперь, как говорит
Мафусаил, его научились добывать и из политиков и идиотов, причем он с
обычным сарказмом добавляет: "Но это - тавтология, ибо политик и идиот -
синонимы".
Я придерживаюсь мнения, что мы только еще приступаем к развитию этой
новой таинственной силы. Я убежден, что все известное нам ныне - пустяк
по сравнению с тем, что будет открыто за ближайшие десятилетия. Как
знать, не окажется ли она знаменитой и горько оплакиваемой Утраченной
Силой старых легенд? Вам, милостивейшее сиятельство, как и всему свету,
известны эти легенды, но вы не знаете истории. Совсем недавно были
прочитаны глиняные таблички, найденные при раскопках древнего города на
Двойном Континенте, и, когда перевод будет опубликован, народы мира
узнают, что замечательнейший человек, прозванный "Феноменом", который в
середине пятого века, выйдя из ничтожества, в течение нескольких лет
покорил мир и привел все земные царства под свой державный скипетр, ныне
находящийся в руках его сына, в своих гигантских трудах опирался не
только на свой колоссальный военный, государственный и административный
гений, но и на некую внешнюю силу, хотя его таланты, бесспорно, не имели
ни равных себе, ни подобных. Сила эта получила в легендах, романтической
литературе и поэзии название Утраченной Силы. Правда, молодой, никому не
известный сапожник опустошил Двойной Континент огнем и мечом без помощи
этой силы и покорил расположенные там царства, опираясь лишь на
собственные дарования и на миллиард солдат, находившихся под
командованием миллиона генералов, которых он обучил сам и которые
подчинялись только его воле, не ограниченной назойливым вмешательством
министерств или законодательных собраний, - покорил, оставив на бранных
полях горы убитых и раненых. Однако остальной мир он завоевал, не
проливая крови, если не считать одного случая.
Теперь благодаря этим глиняным табличкам тайна открылась. "Феномену"
стало известно, что некий Нэйпир, человек незнатный, но весьма ученый,
написал в своем завещании, будто им найдено средство, с помощью которого
можно в одно мгновение уничтожить целую армию, но он не откроет своего
секрета, ибо война и без того уже достаточно ужасна и он не хочет
способствовать тому/чтобы она стала еще более губительной.
Сапожник-император сказал: "Этот человек был глуп - его изобретение
вообще уничтожит войну" - и приказал, чтобы ему были доставлены бумаги
ученого. Он нашел формулу, выучил ее, а затем сжег все документы. Потом
он втайне создал эту Силу и вышел в одиночку сражаться со всеми
монархами Восточного полушария, держа ее в кармане. Только одна армия
успела выступить против него. Она развернулась в боевом порядке на
огромной равнине, и он с расстояния в двенадцать миль взорвал ее так,
что от нее остались только несколько пуговиц и обожженных лохмотьев.
Он объявил себя владыкой мира, и власть его была признана
единогласно. Как вам известно, его тридцатилетнее царствование было
эпохой полного мира, но затем он в результате какой-то несчастной
случайности взорвал себя вместе со своим аппаратом и одной из своих
столиц, и его грозная тайна погибла вместе с ним. Затем вновь начались
ужасные войны, которые продолжаются по сей день в наказание человечеству
за его грехи. Но всемирная империя, которую он основал, была порождением
мудрости и силы, и сегодня его сын сидит на ее троне так же прочно, как
в те дни, когда он только взошел на него много веков тому назад".
Это было очень интересно. Затем он начал объяснять свой "Закон
периодических повторений" - а может быть, свой "Закон постоянства
среднего интеллектуального уровня", - Но тут нас прервали. Ему была
обещана аудиенция у Ее Величия, и придворный чиновник явился сообщить,
что эта высокая честь будет оказана ему сейчас.