ГЛАВА IV
 
 Никто не сомневается в том, что дух оказывает на тело громадное
влияние; я тоже в этом уверен. С давних времен колдун, толкователь снов,
гадалка, знахарь, шарлатан, лекарь-самоучка, образованный врач, месмерист
и гипнотизер в своей практике использовали _воображение_ клиента. Все
они признавали наличие и могущество этой силы. Врачи исцеляют многих
больных хлебными пилюлями: они знают, что там, где болезнь порождена
фантазией, вера пациента в доктора придаст и хлебным пилюлям целительное
свойство.
_Вера в доктора_. Пожалуй, все дело именно в этом. Да, похоже, что
так. Некогда монарх исцелял язвы одним прикосновением царственной руки.
Часто он совершал поразительные исцеления. Мог ли сделать то же самое
его лакей? Нет, в своем платье не мог. А переодетый королем, мог ли он
это сделать? Я думаю, нам не приходится в этом сомневаться. Я думаю, мы
можем быть совершенно уверены в том, что в любом случае исцеляло не
прикосновение руки короля, а вера больного в чудодейственность этого
прикосновения. Подлинные и замечательные исцеления совершались возле
святых мощей. Разве нельзя допустить, что любые другие кости
подействовали бы на больного точно так же, если бы от него скрыли
подмену? Когда я был мальчишкой, в пяти милях от нашего городка жила
фермерша, которая прославилась как врачевательница верой, - так она себя
называла. Страждущие стекались к ней со всей округи, она возлагала на
них руку и говорила: "Веруй; это все, что тебе нужно"; и они уходили,
забыв о своей хвори. Она не была религиозной женщиной и не претендовала
на обладание какой-то сверхъестественной целительной силой. Она
признавала, что исцеления совершает вера больного в нее. Несколько раз
она при мне мгновенно излечивала от жестоких зубных болей, - пациенткой
была моя мать. В Австрии есть один крестьянин, который на этом ремесле
основал целое коммерческое дело и лечит и простых и знатных. Время от
времени его сажают в тюрьму за то, что он практикует, не имея диплома,
но, когда он оттуда выходит, его дело по-прежнему процветает, потому что
лечит он бесспорно успешно, и репутация его ущерба не несет. В Баварии
есть человек, который совершил так много исцелений, что ему пришлось
бросить свою профессию театрального плотника, чтобы удовлетворить спрос
постоянно растущей массы клиентов. Год за годом он творит свои чудеса и
уже разбогател. Он не делает вида, что ему помогает религия или какие-то
потусторонние силы, - просто, как он считает, в нем есть что-то, что
вызывает у пациентов доверие; все дело в этом доверии, а совсем не в
какой-то таинственной силе, исходящей от него {30}.
За последнюю четверть века в Америке появилось несколько врачующих
сект под различными названиями, и все они значительно преуспели в
лечении недугов без применения лекарств. Среди них есть Врачевание
Духом, Врачевание Верой, Врачевание Молитвой, Врачевание Психической
Наукой и Врачевание Христианской Наукой. И совершенно несомненно, что
все они совершают чудеса при помощи того же старого, всесильного орудия
- воображения больного. Названия разные, хотя в способе лечения никакой
разницы нет. Но секты не воздают должного этому орудию: каждая заявляет,
что ее метод лечения разнится от методов всех других.
Все они могут похвастаться случаями исцелений, с этим не приходится
спорить; Врачевание Верой и Врачевание Молитвой, когда они не приносят
пользы, пожалуй, не приносят и вреда, потому что они не запрещают
больному прибегать к помощи лекарств, если он того пожелает; другие же
запрещают лекарства и заявляют, что они способны вылечить любую болезнь
человека, какая только существует на земле, применяя одни духовные
средства. Здесь, мне кажется, есть элемент опасности. Я думаю, что они
слишком много на себя берут. Доверие публики, пожалуй, повысилось бы,
если бы они меньше на себя брали.
Проповедница Христианской Науки не смогла вылечить меня от болей в
желудке и насморка, но коновалу это удалось. Это убеждает меня в том,
что Христианская Наука слишком много на себя берет. Я думаю, что ей
следовало бы оставить внутренние болезни в покое и ограничиться
хирургией. Здесь она могла бы развернуться, действуя своими методами.
Коновал потребовал с меня тридцать крейцеров, и я ему заплатил; мало
того, я удвоил эту сумму и дал ему шиллинг. Миссис Фуллер прислала
длинный счет за ящик костей, починенных в двухстах тридцати четырех
местах - один доллар за каждый перелом.
- Кроме Духа, ничего не существует?
- Ничего, - ответила она. - Все остальное
несубстанциально, все остальное - воображаемое.
Я дал ей воображаемый чек, а теперь она преследует меня по суду,
требуя субстанциальных долларов.
Где же тут логика?

Перевод А. Старцева