Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 68 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 72 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/modules/static.php on line 145 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 60 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 64 Повести Марка Твена
СДЕЛКА С САТАНОЙ {23_23}
 
   Тут-то ко мне и пришло решение продать душу Сатане. Курс стальных
акций упал, то же произошло с другими акциями, лопались самые надежные
предприятия. А так как я сам пока представлял собою некоторую ценность,
надо было поскорее пускать ее в оборот и сколачивать состояние. Не
мешкая долго, я послал письмо местному маклеру мистеру Н. с
обстоятельным описанием предлагаемого товара и того, в каком состоянии
он находится; встреча с Сатаной была устроена без промедления, с
условием, что маклер получит 2,5% комиссионных, но только если сделка
состоится.
Задумавшись, я сидел впотьмах и ждал появления Сатаны. Стояла
мертвая тишина. Но вот издалека донеслись густые, низкие удары колокола,
возвещающие полночь: бом-м, бом-м, а я поднялся навстречу гостю,
внутренне подготовив себя к оглушительному грохоту и серному зловонию,
сопровождающим, как я полагал, его приход. Но не было ни грохота, ни
зловония. Сквозь запертую дверь бесшумно вошел современный Сатана,
точь-в-точь такой, каким мы привыкли видеть его па сцене, - высокий,
стройный, легкий, в облегающем трико, шпага на боку, широкий короткий
плащ, наброшенный на плечи, удальски заломленная шляпа с поникшим пером,
на умном лице тонкая мефистофельская усмешка.
Но он не полыхал алым пламенем, не был пунцовым, отнюдь нет! Он был
как какой-то раскаленный добела факел, или столб, или обелиск,
бело-огненный с призрачным зеленоватым отливом; он излучал серебристое
сияние, каким светят подернутые рябью волны тропического моря, когда
луна стоит высоко в безоблачном небе.
Сатана учтиво приветствовал меня своим обычным, таким знакомым
поклоном: положив левую руку на эфес шпаги, он правой снял шляпу и
плавным жестом описал ею перед собой полукруг. Мы сели. Ах, как он был
хорош в этом своем чудесном свечении, до чего шла ему эта новая окраска!
Он, должно быть, прочитал восторг на моем лице, озаренном исходящим от
него светом, но и бровью не повел, - видно, давно привык к тому
впечатлению, какое производил на христиан, вступавших с ним в подобного
рода сделки.
...Полчаса за бокалом горячего пунша и разговорами о погоде,
перемежавшимися закидыванием удочек с моей стороны и ответами моего
гостя вроде: "Нет, такую цену я, пожалуй, дать не смогу", убавили мою
застенчивость, я вполне овладел собой и даже отважился несколько утолить
мучившее меня любопытство. Я как бы между прочим выразил свое удивление
тем, что он совершенно не соответствует нашему о нем представлению, и
спросил его, из чего он сделан. Сатана не обиделся и ответил искренне и
просто:
- Из радия.
- Ах, вон что! Ну, тогда понятно! - воскликнул я. Действительно,
более приятного света для глаза я не встречал. Никакого сравнения с
мертвым, холодным электричеством. - Но это значит, что вы, ваше
величество, весите около... около...
- Мой рост шесть футов один дюйм, так что, будь я из крови и плоти,
я бы весил двести пятнадцать фунтов. Но радий, подобно другим металлам,
тяжел, - стало быть, я вешу несколько более девятисот фунтов.
Я вперил в него алчущий взгляд: какое богатство! Какие огромные
запасы радия! Девятьсот фунтов, - скажем, по три миллиона за фунт, - это
будет... это будет... И тут в моем разгоряченном мозгу родился коварный
замысел!
Но Сатана весело рассмеялся:
- Я прочитал вашу мысль! Похитить самого Сатану, создать акционерное
общество, выпустить акций на десять миллиардов долларов - на сумму, в
три раза превосходящую стоимость основного капитала, наводнить ими весь
мир. Как ново! Как оригинально!
Щеки мои вспыхнули так жарко, что серебристое сияние вокруг нас
обратилось в малиновую дымку, какою бывают окутаны на закате купола и
башни Флоренции и созерцание каковой наполняет сердце пьянящей радостью.
Сатана сжалился надо мной и заговорил серьезно и проникновенно, пролив
бальзам на мою душу, так что я мало-помалу успокоился и поблагодарил его
за высказанное им великодушие. На это он сказал:
- Ваши добрые слова не пропали даром. За любезность я плачу вам
любезностью. Знаете ли вы, что за многие века деловых отношений с
бедным, злополучным родом людским я впервые встречаю человека, у
которого хватило ума сообразить, из какого ценного материала я создан?
Я скромно потупил взор, но внутри у меня все так и пело от
удовольствия.
- Да, вы первый это поняли, - продолжал Сатана. - На всем протяжении
средних веков я покупал христианские души за баснословные цены: возводил
за ночь мосты, соборы - и почти всякий раз, когда имел дело с лицом
духовного звания, оказывался в дураках, - это признает история; по время
от времени я все-таки отыгрывался на честных мирянах, - это признаю я
сам. Однако никто так никогда и не понял, на чем можно по-настоящему
разбогатеть. Вы - первый.
Я снова наполнил его бокал и предложил ему еще одну сигару. На сей
раз Сатана знал, с чем имеет дело. Он долго рассматривал ее, затем
спросил:
- Сколько вы за них платите?
- Два цента за штуку. Но если Покупаешь ящиком, обходится дешевле.
Он продолжал изучать сигару, отпуская шепотом замечания, по-видимому
соображая что-то.
- Темная, шершавая, хрустящая, неправильной формы, изборождена
морщинами, как древесная кора, местами сухой лист скручивается, - в
общем, напоминает подпаленную кожу тех башмаков, что стоят в преисподней
перед дверьми каждого номера в воскресное утро.
Сатана вздохнул, вспомнив отчий дом, помолчал минутку, затем вежливо
попросил:
- Будьте добры, расскажите подробнее об этом хитроумном снаряде.
- Это изобретение одного видного итальянского государственного
деятеля Камилло Кавура. Однажды, погруженный в занятия, он закурил
сигару, отложил ее в сторону и забыл про нее. Сигара попала в чернильную
лужицу и намокла. Заметив это, Кавур отнес ее на печку подсушить. А
когда раскурил снова, сразу почувствовал, что она приобрела какой-то
особый вкус. Тогда он...
- А он говорил, какой вкус у нее был раньше?
- Кажется, нет. Но все равно - он вызвал главного химика страны и
велел выяснить, откуда взялся этот новый вкус. Тот провел необходимое
исследование и пришел к выводу, что особый вкус сообщается сигаре
железным купоросом и уксусом, а это, как известно, составные части любых
чернил. Кавур, радея о финансах страны, приказал создать новый сорт
сигар. И с тех пор этот сорт перед тем, как поступить в продажу,
проходит обработку на чернильной фабрике, что удивительным образом
сказывается как на чернилах, так и на сигарах. Такова история создания
сорта "Кавур", ваше величество, и все это чистая правда, ни капли
выдумки.
Сатана принял подарок, коснулся указательным пальцем кончика сигары,
отчего она затлелась и потянуло дымом, - но курить не стал, видимо
раздумал, и, отложив торпеду на стол, с отменной учтивостью обратился ко
мне:
- С вашего позволения, я приберегу ее для Вольтера.
Я был несказанно обрадован и польщен: пусть хоть эта малость свяжет
меня с великим человеком, пусть мое имя коснется его слуха даже по
такому ничтожному поводу (а в том, что обо мне будет упомянуто, я
нисколько не сомневался). Я поскорее достал еще полсотни таких же сигар,
чтобы Сатана угостил ими и других великих умерших - Гете, Гомера,
Сократа, Конфуция, - но Сатана отверг мой дар, объяснив, что против этих
людей он ничего не имеет. Затем он опять погрузился в воспоминания о
далеком прошлом и спустя какое-то время сказал:
- Никто тогда и не слыхивал о радии. А впрочем, если бы и слышали,
какой толк? Человечество было в неведении относительно радия двадцать
миллионов лет, пока не родился возвестивший новую эру девятнадцатый век
- век пара и машин, а родился он всего за несколько лет до вас.
Девятнадцатый век был чудесным веком, но чудеса его покажутся детской
выдумкой по сравнению с тем, что песет двадцатый.
Я спросил его, почему он так думает, и он объяснил мне:
- Дело в том, что энергия была очень дорога, а все действует только
с помощью энергии - пароходы, локомотивы, решительно все. Уголь - вот в
чем загвоздка! Его надо добывать, без него нет ни пара, ни
электричества, и к тому же потери огромные: уголь сжигают, и он исчезает
без остатка. Иное дело радий! Моими девятьюстами фунтами можно обогреть
весь мир, залить его светом, дать энергию всем кораблям, всем станкам,
всем железным дорогам - и не израсходовать при этом и пяти фунтов радия!
И тогда...
- Дорогой прародитель! Вот вам моя душа, берите ее, и основываем
компанию!
Но Сатана спросил, сколько мне лет, и, узнав, что шестьдесят восемь,
вежливо уклонился от моего предложения, вероятно не желая
воспользоваться своим очевидным преимуществом. Затем продолжал
расхваливать радий: заключенная в нем теплота может за сутки растопить
кусок льда, в двадцать четыре раза превосходящий его по весу, и притом
количество его ни на йоту не уменьшится; попробуйте поместить на секунду
в эту комнату фунт радия - и все в ней обуглится, словно дохнуло адским
пламенем, а от человека останется горстка пепла, и так далее, и все в
том же духе; но я прервал его:
- Но, ваше величество, вы, - а значит, девятьсот фунтов радия, -
сейчас здесь, в этой комнате, а ничуть не жарко, наоборот - самая
приятная температура. Я в недоумении.
- Э-э-э, видите ли, - начал он неуверенно, - это секрет, хотя,
впрочем, я мог бы вам открыть его, ибо эти дотошные, нестерпимо
нахальные химики все равно рано или поздно докопаются до него. Вы,
вероятно, знаете, что мадам Кюри писала о радии; знаете, как она без
устали трудится над тем, чтобы раскрыть его чудесные тайны, выявить их
одну за другой. Она говорит: "Вещества, в состав которых входит радий,
самопроизвольно испускают свет", - заметьте, никакого угля для получения
света; она говорит: "Стеклянный сосуд, содержащий радий, сам собой
заряжается электричеством", - обратите внимание, никакого угля, никакой
воды, чтобы производить электричество; она говорит: "Радий обладает
замечательной способностью освобождать тепло самопроизвольно и в
неограниченном количестве", - как видите, никакого угля, чтобы приводить
в движение машины всего мира. Она просеяла горы урановой руды в поисках
радиоактивных веществ, выловила их целых три штуки и дала им названия:
один, концентрирующийся в соединениях висмута, был назван полонием;
другой, сходный с барием, получил имя радия, третьего нарекли актинием.
Она говорит: "Теперь предстоит отделить полоний от висмута, это наиболее
трудная задача, мы занимаемся ею уже многие годы". Многие годы,
подумайте только - многие годы! Да, так они все работают, эти одержимые,
эти люди науки, - копаются, пыхтят, бьются. Вот бы мне для моего
хозяйства партию таких старателей. Какая была бы экономия. Подумайте,
многие годы! Такие не отступятся. Терпение, вера, надежда, упорство - и
так все они, вся их братия, Колумб и прочие. Получив радий, эта женщина
открыла новую эру на вашей планете, умножила ваши богатства и стала тем
самым в один ряд с Колумбом и равными ему. Она задалась целью отделить
полоний от висмута; преуспев в этом, как вы думаете, чего она достигнет?
- Понятия не имею, ваше величество.
- Она еще больше укрепит могущество человека, перед ним откроются
величайшие возможности. Я сейчас поясню вам мою мысль, ибо ни вы, ни
даже сама мадам Кюри не в состоянии представить себе всю грандиозность
ее ближайшего открытия.
- Я весь внимание, ваше величество!
- Полоний в чистом виде, освобожденный от висмута, является тем
единственным веществом, которое способно управлять радием, обуздывать
его разрушительные силы, укрощать их, держать в повиновении, заставить
их служить человеку. Пощупайте мою кожу. Ну, что вы о ней скажете?
- Нежная, шелковистая, прозрачная, тонкая, как желатинная пленка,
очень красиво, ваше величество!
- Так это и есть полоний. Все остальное во мне из радия. Если я
сброшу с себя верхний покров, земля, охваченная дымом и пламенем,
обратится в пепел, а от луны останутся только хлопья, которые рассеются
по всей вселенной.
Ужас сковал мне язык, я весь дрожал.
- Теперь вам все должно быть понятно, - продолжал он. - Внутренности
мои пожирает огонь, я страдаю невыносимо и обречен страдать вечно, но
вам и вашей земле нечего бояться, вы надежно защищены полонием. Тепло -
это сила, энергия, но оно приносит пользу, когда умеешь управлять им,
регулировать его. Сейчас у вас еще нет власти над радием, но, как только
полоний вложит вам в руку кнут укротителя, радий смирится перед вами. Я
могу освобождать энергию, заключенную во мне, и малыми и большими
порциями, как мне заблагорассудится. Могу, если захочу, привести в
движение механизм дамских часиков или уничтожать целый мир. Помните, как
я прикосновением пальца зажег эту нечестивую сигару?
Да, я помнил это.
- Представьте себе, как мала была в тот раз крупица освобожденной
энергии! Вам, конечно, известно, что все на свете состоит из юрких,
подвижных молекул, все решительно - мебель, камни, железо, лошади, люди,
- словом, все, что существует.
- Да, известно.
- Что молекулы разнятся между собой весом и размерами, но нет ни
одной, которая была бы так велика, чтобы ее можно было разглядеть в
микроскоп?
- Да, известно.
- А знаете ли вы, что молекулы состоят из тысяч свободных, вечно
движущихся крохотных частиц, именуемых атомами?
- Да, знаю.
- Что до последнего времени мельчайшим атомом, известным науке,
считался атом водорода, который в тысячу раз меньше атомов, идущих на
постройку молекул других веществ?
- Знаю.
- Так вот, атом радия, имеющий положительный заряд, в пять тысяч раз
меньше атома водорода. Этот неописуемо маленький атом зовется
электроном. Моя долголетняя привязанность к вам и к вашим почтенным
предкам так велика, что я открою вам тайну, которая доселе была неведома
ни одному ученому, - тайну светляков. Слушайте же: свечение в этих жуках
производит один-единственный электрон, заключенный в атом полония.
- Сир, я потрясен. Ученые всего мира были бы очень признательны вам
за столь ценное сообщение, ведь они бьются над этим открытием уже более
двух столетий. Только подумать! Электрон, который в пять тысяч раз
меньше невидимого глазом атома, и есть те веселые огоньки, что так
красят летнюю ночь!
- И учтите, - продолжал Сатана, - это единственный случай, когда
радий существует в чистом виде, без всяких примесей, когда и полоний
находится в точно таком же свободном Состоянии, и именно это их
совместное бытие и производит столь удивительный и приятный эффект.
Представьте себе, что защитная полониевая оболочка лопнула, тогда искра
радия вспыхнет, причем всего один раз, и светлячок обратится в пар. Вы
очень дорожите этим старым гектографом?
- Нет, ваше величество, не очень, он не мой.
- Тогда я на ваших глазах уничтожу его. Я зажег этого вашего, как
его там... Кавура, потратив энергию всего одного электрона, ровно
столько, сколько ее заключено в светляке. Сейчас я даю энергию двадцати
тысяч электронов.
Мой гость коснулся рукой массивного гектографа, и он разорвался,
словно пушечное ядро, так что и мокрого места не осталось. Три минуты в
комнате висел густой розовый туман искр, сквозь который неясным пятном
маячила фигура Сатаны, затем туман рассеялся и снова заструился лунный
свет, яркий и нежный. Сатана сказал:
- Убедились? Радия, заключенного в двадцати тысячах светляков,
хватит, чтобы запустить мотор автомобиля на веки вечные. И притом
никаких потерь, это горючее неиссякаемо. - И заметил мимоходом: - У себя
дома мы используем только радий.
Я был поражен и, понятное дело, заинтересован: ведь в тех палестинах
было немало моих родственников и добрых знакомых. Я до сих пор считал -
так мне внушили в детстве, - что в качестве горючего там применяют угли
и серу. Сатана прочел мою мысль и сказал:
- Угли и сера - таково предание, верно. Но это общее заблуждение.
Можно было на худой конец обойтись и углями с серой, но у этого топлива
имеется ряд существенных недостатков: грязи много, горит не так чтобы
очень жарко, а по воскресеньям просто невозможно было бы поддерживать
требуемую температуру; да потом откуда же взять столько угля и серы, -
запасов всей вселенной не хватит даже и на половину вечности. Не будь
радия, не было бы и преисподней - такой, как полагается.
- Почему?
- Пришлось бы облачать души в какой-то иной материал. И они бы
моментально сгорали, ускользая, таким образом, от адских мук. Часа не
продержались бы. Что ж тут не понять?
- Теперь понимаю, после вашего объяснения. Я, видите ли, как-то
всегда предполагал, что грешники подставляют адскому огню свою
естественную плоть, так они изображены на фресках Сикстинской капеллы,
на картинках в книгах.
- Да, наши грешники выглядят точно такими, какие они были в жизни,
но это на них не плоть, с плотью сталось бы то же, что с вашим
гектографом: залп, вспышка, сноп искр - и нет ничего; так что не было бы
никакого смысла посылать их в ад на вечные муки. Поверьте, радий -
идеальный материал.
- Да, теперь все стало понятно, - сказал я, поеживаясь от
предвкушения грядущих неудобств. - Вы правы, сир.
- Еще бы не прав. У меня колоссальный опыт. Да что говорить, вы и
сами убедитесь, когда попадете туда.
Он, вероятно, думал, что я сгораю от любопытства, но он просто еще
мало меня знал. Он сидел с минуту задумавшись, потом сказал:
- Я решил помочь вам разбогатеть.
От этих слов на душе у меня стало веселее. Я поблагодарил его и весь
обратился в слух.
- Вы, быть может, знаете, где находят в Новой Зеландии кости
вымершей птицы моа? Их там целая гора высотой в двадцать футов, тысячи и
тысячи скелетов. А знаете, где находят клыки мамонтов, населявших землю
в ледниковый период? Неподалеку от устья Лены, там на площади в
несколько акров их несметное множество, оттуда вот уже пять веков идут
китайские караваны с драгоценным грузом. А знаете ли вы о фосфатных
залежах у вас на Юге? Они мощными пластами залегают на много миль и
представляют собой не что иное, как огромное кладбище гигантских
животных, не существующих ныне нигде па земле, и повсюду на вашей
планете имеются такие кладбища. Откуда взялся у этих животных инстинкт,
который с приближением смерти гонит их всех издыхать в одно место? Это
великая тайна природы, даже наука бессильна проникнуть в нее. Но факты
таковы, а посему слушайте дальше. В течение вот уже многих миллионов лет
существует кладбище светляков.
Полный радужных надежд, я слушал, разинув рот. Сатана сделал мне
знак закрыть его и продолжал:
- Это кладбище находится на одном из снежных отрогов Кордильер, в
чашевидном углублении величиной примерно с половину этой комнаты. И эта
чаша до краев наполнена - как вы думаете, чем? Чистейшим светлячковым
радием, пылом и жаром ада. Вот уже многие тысячелетия мириады светляков
прилетают туда каждый день, чтобы найти в той чаше смерть, и каждый
светлячок приносит с собой дань - свою единственную бессмертную частицу,
электрон чистого радия. Скопившейся там энергии достаточно, чтобы залить
светом весь мир, снабдить до скончания века топливом все двигатели мира,
весь транспорт. Всех денег на земле не хватит, чтобы купить эти
сокровища. Итак, вы - мой; радий - ваш. Когда мадам Кюри получит чистый
полоний, сделайте себе из него одежду и ступайте за своими сокровищами!
И он исчез, оставив меня в темноте, прервав на полуслове мою
благодарственную речь. Чашу, полную радия, я найду по отсвету на небе; и
очень скоро: когда эта гениальная женщина во Франции отделит полоний от
висмута, я получу в свое распоряжение это незаменимое вещество. Акции
продаются. Обращаться к Марку Твену.

Перевод А. Старцева