1. Последнее десятилетие века: писатель в меняющемся мире

Книга о Жанне д'Арк — единственное произведение позднего Твена, озаренное светлым мироощущением, верой в добро. Примерно с середины 1890-х гг. в творчестве Марка Твена начинают проявляться новые веяния. Наступает заключительный этап его художественных исканий, который охватывает время до кончины писателя в 1910 г., т. е. примерно полтора десятилетия.

Меняется общая тональность поэтики «короля смеха»: все реже вспыхивают огоньки юмора, уступающего место сатирическим, ироническим краскам на его писательской палитре. Художник, казалось бы, олицетворявший саму американскую жизнерадостность, оптимизм, веривший в торжество демократических основ, начинает воспринимать окружающую жизнь с горечью. Более того, его пессимизм проявляется как в оценках цивилизации, так и человека в целом. Перемены, таким образом, затрагивают мировидение Твена, его жизненную философию. С грустью взирает «король смеха» на окружающий мир, а в людях ему видятся неискоренимые пороки, плоды алчности, зависти, злобы. Если Твен еще в 1870-е гг. признавался Хоуэллсу, что он «подрезает коготки» своей сатире, то в последние примерно полтора десятилетия он высказывается откровенно, резко, без обиняков. Правда, и в эти годы Твен продолжал писать в стол, а некоторые произведения были извлечены из архива и напечатаны после его смерти.

Утраты: великие тоже плачут. Эволюция Твена трудно объяснима вне учета как исторических факторов, так и обстоятельств личной жизни писателя. Судьба оказалась жестокой к стареющему Твену, который виделся современникам любимцем фортуны, эталоном «американского успеха» и семейного благополучия. Поистине, великие тоже плачут! Один за другим с пугающей беспощадностью уходят из жизни близкие люди, которых Твен безумно любил: старшая дочь Сузи (1896 г.); престарелая мать, чей темперамент и характер передались сыну; обожаемая жена Оливия (1904 г.), сыгравшая важную, но неоднозначную роль в его литературной судьбе; старший брат Орион (1897 г.), с которым тесно связаны годы его юности; младшая дочь Джин (1909 г.), которую он пережил на несколько месяцев. Образы этих людей запечатлены в его очерках, письмах; им посвящены разделы его «Автобиографии». В 1894 г. потерпело банкротство принадлежавшее Твену издательство. Кроме того, писатель потерял около 200 000 долларов, вложенных в типографскую машину. Твен оказался в долгах. Стало сдавать здоровье. В это время в ответ на одну из газетных «уток» он отозвался телеграммой с гениальной остротой: «Слухи о моей смерти преувеличены».

«По экватору». На исходе века панорама мира стала решительно меняться. Все рельефнее начали вырисовываться негативные плоды колониальной политики европейских держав. И это не ускользнуло от внимания Твена. В 1895—1896 гг. Твен совершил длительное кругосветное путешествие. Побывал в Африке, Индии, Австралии, Тасмании и др. Всюду, не щадя сил, выступал с лекциями, гонорары от которых постепенно позволили ему восстановить свой финансовый статус. Итогом этого вояжа стал уже третий по счету опыт в жанре путевых очерков, «травелог» «По экватору» («Following the Equator», 1897 г.). В отличие от прежних книг подобной тематики («Простаки за границей» и «Пешком по Европе»), ориентированных на описание историко-бытовых и географических реалий, на этот раз Твен заметно обогащает свой социальный кругозор. В поле зрения оказываются также злободневные политические проблемы. Так в «австралийских» главах он с возмущением констатировал: белые поселенцы безжалостно «сокращали» туземное население. В 27 главе, иронически озаглавленной «Робинсон миротворец», представлены неопровержимые свидетельства того, как белые в Тасмании обрекли на вымирание коренных чернокожих жителей. Не проходит Твен и мимо конфликтов в Южной Африке, сопротивления, оказанного бурами экспансионизму английских колонизаторов и алмазных королей, возглавленных Сесилем Родсом. Это была прелюдия к англо-бурской войне 1899—1902 гг., вызвавшей столь впечатляющий резонанс во всем мире, в том числе и в России. В «индийских» главах Твен пишет о восстании сипаев, потопленном в крови колонизаторами. Правда, склоняясь к точке зрения официальной историографии, писатель заметно идеализирует английское правление в Индии. В целом же, книга «По экватору», несколько аморфная но структуре, не входит в основной твеновский «канон». Однако она обладает немалой познавательной значимостью, аккумулируя пестрый и богатый историко-географический, бытовой и культурологический пласт, касающийся тех стран и материков, которые посетили, с присущей ему основательностью, описал Твен.

Читать дальше

Обсуждение закрыто.