30. Гавайские каникулы

Не успел Твен отдохнуть от своих золотоискательских приключений (он здорово похудел, вволю наголодавшись на скудном хлебе старателя), как его потянуло в дальние края. Весной 1866 года он заглянул в редакцию газеты «Юнион», чтобы поговорить с редактором. На Гавайи, Твен знал это точно, отправляется американская эскадра. И писателю очень хотелось посетить эти райские острова.

— Господи, что там интересного! — воскликнул редактор.

— Там едят людей, — переходя на шепот, сообщил Твен.

— Серьезно?

— Еще как серьезно! Особенно любят миссионеров... Мне любопытно, под каким соусом их подают. А вам разве не любопытно?

Редактор не выдержал и засмеялся. Потом сказал:

— Ладно, Сэм, ты поедешь на Гавайи. Но с одним условием — ты привезешь хорошие статьи для «Юнион». Назовем их... письмами путешественника.

На том и порешили.

В марте Твен поднялся на палубу эсминца и отбыл в сторону Гавайев. А вернулся лишь в августе. С собой он вез целую стопку последних заметок — тех, что не удалось отправить в Сакраменто почтовым кораблем.

Его встречали уже в порту — сам редактор и весь редакционный коллектив.

— Ты привез последние письма?! — закричал редактор, заметив фигуру Твена, который стоял у сходней.

Твен помахал саквояжем. И редактор, воздев руки к небу, завопил: «Ур-р-ра!»

Марк Твен и предполагать нем мог, что его статьи вызвали такой ажиотаж, что газета «Юнион» увеличила тираж в пять раз. А на улицах городов Калифорнии только и говорили, что об его путевых заметках.

Читать дальше

Обсуждение закрыто.