32. Нью-Йорк

С возрастом у Марка Твена стала проявляться одна очень симпатичная черта характера — он был очень общительным и обаятельным человеком. С ним невозможно было не подружиться, даже несмотря на его острый язык. Впрочем, он вовсе не разбрасывался жалящими фразами направо и налево. Больше всех от его остроумия доставалось ему самому.

Всего один факт... К пятидесяти годам Твена поразила извечная проблема — утрата того, что мы деликатно называем «мужской силой». Конечно, это его беспокоило. Но действенных средств от напасти не придумано до сих пор. И он иронизировал над собой, прозрачно намекая на свою слабость. Многие ли из людей способны на подобную иронию?..

Так вот, познакомившись с Маккомбом, Твен тут же с ним подружился. И полковник был этому только рад. Помощь его в организации публичных «лекций» Твена была, в общем-то, бескорыстной. Но Твен не мог остаться в долгу и предложил Маккомбу свои услуги. Тот попросил отправиться в Нью-Йорк в качестве корреспондента газеты «Альта Калифорния», чтобы писать репортажи с восточного побережья. И Твен согласился. Нью-Йорк был городом его юности, в котором он некоторое время жил и самостоятельно учился, посещая читальный зал нью-йоркской библиотеки. К тому же Маккомб предложил очень хороший гонорар.

В январе 1867 года Твен поселился в Нью-Йорке. Но, как оказалось, ненадолго. Впервые за долгие годы почувствовав себя, что называется, «при деньгах», Твен, которому в то время уже шел 32-й год, решил съездить к родным в Ганнибал, заглянув попутно и в Сент-Луис, где жил его учитель лоцманского дела Хорэс Биксби.

Слава Твена бежала впереди писателя. Домой в Ганнибал Марк Твен вернулся знаменитым на всю Америку.

Читать дальше

Обсуждение закрыто.