47. Англия

Однажды Оливия сказала:

— Знаешь, так нельзя. Мы живем, словно в покойницкой. Мы не можем вернуть Ленгдона, но и убиваться так тоже невозможно.

— Лайви, милая... — перебил ей Твен.

— И не спорь! Что там у тебя? «Нью-Йорк трибюн» предлагает съездить в Англию? Собирайся и езжай.

— Только с тобой.

— Я не могу, Сэм. Не стоит тащить Сюзи через океан. Пусть малышка подрастет и окрепнет... Езжай один.

— Я умру от тоски, — ответил Твен.

— Ты сильный, ты выдержишь. А я не одна. Во-первых, со мною моя девочка. Во-вторых, я съезжу в Элмайр и поживу с тетушками. Они будут только рады. Кстати, передам брату твою новую книжку. Ему понравится. Он же сам прошел через все эти приключения на приисках...

Марк Твен колебался. Ему хотелось, очень хотелось посмотреть Англию. До него доносились слухи, что его книги пользуются успехом и там, на далекой исторической родине. Но... как же все-таки оставить Оливию? Он даже представить не мог, как ей будет тяжело.

Но жена его все-таки убедила. В августе 1872 года Твен поднялся на борт трансатлантического парохода и отбыл из гавани Нью-Йорка в Ливерпуль. А Оливия, как и обещала, собрала необходимые пожитки и выехала к родственникам в Элмайр.

В первом же письме, которое она получила от мужа было написано: «Лайви, детка, если есть в Америке хоть один круглый болван, так это я. Ну как же я мог не взять тебя с собой?.. Лондон просто чудо. И меня здесь все знают... Я по тебе скучаю, любовь моя».

Читать дальше

Обсуждение закрыто.