67. Милая Франция

Однажды Твена спросили — как ему показалась Франция. И Марк Твен ответил:

— Там нет зимы, нет лета и нет нравственности. За вычетом этих недостатков — прекрасная страна...

Он любил старую Европу. И любил Францию. В эти годы его одолевала идея написать большой исторический роман, который стал бы главным в его жизни. Убедительным итогом творческой деятельности. Вершиной, взятой на пороге подступающей старости. Этим романом должна была стать книга «Личные воспоминания о Жанне д'Арк съера Луи де Конта, ее пажа и секретаря».

Он взялся за книгу в перерыве между «лекциями», с которыми объезжал крупнейшие города европейских стран. Эти устные чтения проходили с тем же успехом, что и в Америке. Заокеанская слава Твена, как великолепного рассказчика, лишь достигавшая европейских берегов, захлестнула и Старый Свет. В считанные месяцы писатель стал популярнейшей личностью, звездой, собиравшей тысячи слушателей.

Но книга, над которой он работал, была вовсе не веселой. Твен сознательно отбросил мистический ореол, окружающий Жанну, отказался от темы «чуда» Орлеанской девы, а показал простую крестьянскую девчонку, которая сплотила и повела за собой народ.

«Жанну» Твен считал своим лучшим романом. Но все же он был юморист, а не историк... Не писатель выбирает жанр, а жанр выбирает писателя. В этом отношении могут заблуждаться даже великие. К примеру, Надежда Александровна Тэффи считала себя поэтессой, а в историю мировой литературы вошла как блистательный юморист — можно сказать, как «русский Марк Твен».

Читать дальше

Обсуждение закрыто.