Когда и почему Шакспир стал Шейкспиром

Для понимания происходившего в этой нелицеприятной истории необходимо держать в памяти одну дату — 1623 год, год публикации 1-го Фолио, иначе говоря, первого достаточно полного издания произведений, подписанных именем автора — Mr. William SHAKESPEARES. Из 36 пьес 18 печатались и раньше, причём авторство их часто не указывалось. Остальные были не только опубликованы впервые, но и объединены одним авторством.

Я здесь не стану подробно останавливаться на загадках, вплетённых в издание 1-го Фолио, среди которых главной, несомненно, является «портрет Шейкспира», у которого почему-то обе руки и оба глаза — правые, голова слишком большая и словно отрезана необычным для того времени и также ассиметричным воротником от туловища, а с левой стороны у уха видна «двойная» шея, намекающая на надетую вместо лица маску (см. репродукцию выше). Видимо, не зря Бэн Джонсон, автор посвящения на противоположной странице, обращаясь к читателю, просит его в последней строчке look not on his Picture, but on his Book (т.е. «смотрите на его книгу, а не на портрет»).

Интересно другое.

Уильям Шекспир (или даже Шакспёр — Shaksper) умер в Стратфорде-на-Эйвоне за семь лет до этого, в 1616 году. Будучи человеком безграмотным, как его родители, дети и даже внуки, оставив за всю жизнь 6 неразборчивых подписей (причём разных и наводящих на мысль о том, что, особенно в случае с подписями на страницах завещания, кто-то другой водил его слабой рукой) и мелочным (он так и не отдал долг жены в 41 шиллинг, которые та набрала за годы его мытарств по Лондону) Уильям всё же преуспел в коммерции в деревенских масштабах настолько, что ко времени издания 1-го фолио в стене местной церкви Св. Троицы прихожане могли видеть его бюст, неизвестно когда и кем созданный. Осталось, правда, описание современника и довольно детальная зарисовка самого памятника: суровый усатый крестьянин прижимает к пузу своё главное достояние — мешок с зерном. Современником этим был сэр тоже Уильям Дагдейл, который в 1656 году опубликовал описание надгробия в своей книжке «Уорикшир», посвящённой вовсе не Барду, о связи которого со Стратфордом никто тогда не догадывался, а описанию достопримечательностей графства.

Сегодняшний памятник выглядит совершенно по-другому. Хотя все надписи — на доске под ним, и на камне на полу — остались такими же. Кстати, камень, считающийся надгробным, вообще имени покойного не упоминает, а тот, что на стене, называет его не Шейкспиром, а Шакспиром (Shakspeare). Нынешний вариант появился через сто с лишним лет после оригинального, в 1748 году. Сторонники мифа о том, что безграмотный Шакспир — это и есть Шейкспир, разумеется, называют это «реставрацией» (вероятно, по образу и подобию кранов, расставлявших в пустые лунки бетонные глыбы в 1956 году, если верить прекрасно сохранившимся фотографиям «реставрации» Стоунхенджа), а в англоязычной Википедии его автором указывается голландский скульптор Герарт Йанссен (он же Джерард Джонсон), приехавший в Англию в... 1567 году. Ну, вы меня поняли...

Как бы то ни было, даже после «реставрации», случившейся через 125 лет после публикации 1-го Фолио и через 132 года после кончины совсем не полного тёзки великого Барда, никакого ажиотажа даже в самом Стратфорде по поводу столь замечательного односельчанина не наблюдалось. Этим обстоятельством был несказанно огорчён знаменитый в то время лондонский актёр по имени Дэвид Гаррик. А время, кстати, было уже совсем недалёкое от нас — 1769 год. Гаррик произведения Шейкспира знал, любил и приехал на предполагаемую родину своего героя в надежде приобщиться к вечному. Но не тут-то было. Местные жители понятия не имели, кто такой Шейкспир. Не по театрам же им было разъезжать и уж точно не читать никому не нужные книжки.

Другой бы, вероятно, приуныл, но наш Гаррик, напротив, приободрился. Он понял, что наткнулся на золотую жилу...

Грязненькую деревеньку кое-как отмыли и почистили, и Гаррик стал проводить в ней «юбилеи» в честь возрождённой им «звезды». Хотя от семейства Шакспера не осталось и следа, был заново выстроен «дом Шейкспира», по сусекам найдена кое-какая мебель (весьма скудная и вневременная, о чём могу судить по собственным наблюдениям), были придуманы «сувениры» хранившие, вероятно, тепло рук великого Барда, а главное — открылись рестораны и пивнушки типа «У Шейкспир». Сам же Гаррик получил, точнее, создал себе не только вкусные проценты со всего происходящего, как устроитель, но и возможность играть на сцене главные роли. В Стратфорд потянулись туристы, ну, а остальное вы уже можете увидеть сами, если будет некуда девать лишней пары тысяч фунтов...

Кстати портрет Гаррика принадлежит кисти не кого-нибудь, а одного из самых знаменитых английских живописцев — Томаса Гейнсборо.

Лично мне это всё напомнило даже не столько послевоенный Стоунхендж и даже не столько «великую» китайскую стену имени Мао Цзэдуна, сколько знаменитое и тоже китайское Терракотовое войско, «откопанное» через год после сооружения в нескольких километрах от него небольшой фабрики по производству терракотовых фигур...

Кирилл Шатилов

Так выглядел оригинальный памятник Шаксперу из путеводителя Дагдейла, 1656

Так этот же памятник выглядит сегодня, после «реставрации»...

Портрет хитрого Гаррика кисти самого Гейнсборо.

Терракотовое войско, каким я увидел его в 2006 году.

«Древний» терракотовый воин на соседнем заводике, открытом за год до «находки» захоронения. Чем не Шакспёр XXI века...

Обсуждение закрыто.