Deprecated: mysql_escape_string(): This function is deprecated; use mysql_real_escape_string() instead. in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/modules/show.full.php on line 293 Твоей разумной силе слава - Часть 169

Твоей разумной силе слава - Часть 169

17-05-2012 in: Книги

И вот я рассматриваю своего Новалиса в поисках дальнейших следов тогдашней жизни.

Надпись, сделанная Брахфогелем в первом томе и приведен­ная в конце предыдущей главы, свидетельствует о том, что была предпринята попытка соскоблить ее ножом, но добротные черни­ла въелись в мягкую бумагу и воспротивились попытке уничто­жить надпись. Уцелела она, уцелела и цитата.

Но имеет ли для покупателя, владельца и читателя старинной книги, какое-то значение соскобленная первая буква надписи, сделанной шестьдесят лет тому назад? Нет. Это ничтожное повреждение, которое при желании даже можно исправить, на­клеив новую первую букву.

Я, однако, никакой наклейки не сделал. Ведь это повреждение служит для меня напоминанием о целой главе нашей истории, главе мрачной, скорбной, которую мне трудно пересказывать, ибо в душе моей уже с давних пор живет молчаливая любовь к рукам и судьбам, к которым имела отношение эта книга.

Через три недели после первого вечера, весело проведенного учителем Брахфогелем в доме друга, он уже больше не был тем самым по-юношески беззаботным, наивно жизнерадостным человеком, каким был раньше. Он познал кое-какие вещи, быстрое знакомство с которыми старит больше, чем длинный ряд тихо прожитых лет. Он стал богаче на одно счастье, одну вину и одно страдание и беднее на одного друга и одну юность. Двухтомник Новалиса снова был в его владении, и это он сам сделал попытку соскоблить едва успевшую высохнуть дарствен­ную надпись.

Он обручился с Хелене Эльстер, и бедный Герман Розиус в один и тот же день потерял и друга, и возлюбленную. Или, точнее, не в один и тот же день, потому что после разрыва молодые люди еще какое-то недолгое время вели скрытую отчаянную войну за прекрасную девушку. Затем жизнерадостный красавец Брахфо­гель одержал победу, и беспощадное соперничество бывших закадычных друзей закончилось печальным признанием своего поражения и горьким отказом от дальнейшей борьбы со стороны одного из противоборствующих, а именно бедного теолога.

Совершил ли Теофиль предательство? Он сам мучительно раз­думывал над этим вопросом и отвечал на него одновременно положительно и отрицательно. Положительно, потому что долг повелевал ему в первый же день после разговора с девушкой бежать прочь, оставляя другу его уже завоеванные права. Но потом уже нельзя было говорить о предательстве или каком-то предумышленном прегрешении: представления о грехе и правед­ности перепутались, а дружба расплавилась в огне неуемной страсти и была забыта навеки.