Deprecated: mysql_escape_string(): This function is deprecated; use mysql_real_escape_string() instead. in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/modules/show.full.php on line 293 Твоей разумной силе слава - Часть 69

Твоей разумной силе слава - Часть 69

17-05-2012 in: Книги

Представляете себе, как я огорчился. Этого только недоста­вало, чтобы из-за проклятой рукописи я лишился еще своей должности и куска хлеба! С тех пор книжка была вновь предана забвению. Но вот однажды поздней осенью поселился у меня один молодой жилец, охотник. Он ищет бумагу, чтобы смасте­рить свои картечи, картузы или патроны (я не очень-то знаю, как все эти штуки называются), и натыкается на мою рукопись. Я, конечно, долго раздумывал над тем, стоит ли жертвовать ею ради его пороховых занятий.

Погода не очень благоприятствовала охоте, и молодой чело­век, непоседа, который не мог поладить ни с одним начальни­ком, стал эту рукопись читать. "Черт побери! — воскликнул он, оставаясь верным своим дурным манерам. — Как вы отстали от жизни, старина, и ни капельки не поумнели! Вы что же, и в самом деле верите в роль происхождения, во всех этих королей и знатных персон?! Или вам неизвестно, что мы, либералы, дав­ным-давно покончили со всей этой чепухой? Это все феодальные идеи, а вы говорите и пишете как крепостной крестьянин, как раб. Эти дурацкие листы пригодны разве для того, чтобы благо­родный и здравомыслящий человек раскуривал трубку с их помощью". И с этими словами он вырвал из рукописи один лис­ток, поджег его и задымил из своей охотничьей трубки. По со­вести говоря, я не очень рассердился и, когда он ушел, положил книжку опять на свое место. Правда, он ее потом, верно, отыс­кал. По крайней мере, когда он выехал из моего дома, я обнару­жил, что в ней не хватает очень многих страниц, и вот теперь она выглядит уже совсем изувеченной.

Такое настроение старика учителя позволило мне без особого труда совершить с ним торговую сделку, которую он счел для себя выгодной. Я перечитал рукопись, и теперь она показалась мне сов­сем иной, чем несколько лет тому назад. Тогдашнее впечатление испарилось, а так как содержание этой вещи почти совсем забы­лось, я читал ее теперь с большой дотошностью, дабы получить представление о самом главном. Если одним из моих предшествен­ников; критически оценивавших это произведение, оно показа­лось недостаточно ученым, другим же —нечестивым, а последний из них резко осудил отсутствие в нем духа либерализма, то мне прежде всего бросилась в глаза мешанина в самой манере письма: то она была старомодной, то современной, то строки были Зарифмованы, то вдруг они без всякой подготовки переходили в многословную прозу. Описания полностью отсутствовали, зато притягивались за уши тривиальные разглагольствования и настав­ления. Но больше всего меня коробило, что при последней обра­ботке образ некоего учителя не просто выгодно отличался от Прочих, но, можно сказать, преподносился с непозволительным Пристрастием и нежностью. Этот человек превращался в нечто такое, что чувствительный читатель так часто именует высшим идеалом и образцом благородства: подобный субъект на каждом шагу, притом без всякой надобности, совершает самопожертво­вание, произносит нудные нравоучительные речи, хотя никто не просит его об этом, делится с первым встречным последним куском хлеба и даже становится грубым, если таковой ищет способа хотя бы несколько избавить его от бедности.