Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 68 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 72 Deprecated: mysql_escape_string(): This function is deprecated; use mysql_real_escape_string() instead. in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/modules/show.full.php on line 293 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/modules/show.full.php on line 470 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 60 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/perg3/public_html/mark-twain.ru/engine/classes/templates.class.php on line 64 Твоей разумной силе слава - Часть 37

Твоей разумной силе слава - Часть 37

17-05-2012 in: Книги

(Лоренс Стерн)

٭٭٭

Когда и где создается классический национальный автор? Тогда, когда он застает в истории своего народа великие события и их Последствия в счастливом и значительном единстве; когда в Образе мыслей своих соотечественников он не видит недостатка В величии, равно как в их чувствах недостатка в глубине, а в их Поступках — в силе воли и последовательности; когда сам он, проникнутый национальным духом, обладает, благодаря врож­денному гению, способностью сочувствовать прошедшему и насто­ящему; когда он застает свой народ на высоком уровне культу­ры и его собственное произведение ему дается легко; когда он имеет перед собой много собранного материала, совершенных и несовершенных попыток своих предшественников, и когда внешние и внутренние обстоятельства сочетаются так, что ему не приходится дорого платить за свое учение, и уже в лучшие годы своей жизни он может обозреть и построить большое произведе­ние, подчинить его единому замыслу.

Если сравнить эти условия, при наличии которых только и может сложиться классический писатель, особенно прозаик, с теми обстоятельствами, при которых работали лучшие немецкие писатели нашего века, то всякий, кто видит ясно и мыслит спра­ведливо, будет лишь с благоговением изумляться тому, что им все же удалось сделать, а о том, что им не удалось, будет только благопристойно сожалеть.

Значительное произведение, как и значительная речь, — лишь результат житейских обстоятельств; писатель, точно так же как и человек действия, не создает тех условий, среди которых он родился и в которых протекает его деятельность. Каждый, даже величайший гений в некоторых своих произведениях терпит ущерб от своего века и, напротив, при известных обстоятельствах от него выигрывает. Превосходного национального писателя можно ожидать только от стоящей на определенном уровне нации.
Но и немецкой нации не должно быть поставлено в упрек, что географическое положение держит ее в узких рамках, в то вре­мя как политический строй раздробляет ее. Не будем призы­вать тех переворотов, которые дали бы созреть классическому произведению в Германии <…>

Нигде в Германии не существует такой школы жизненного воспитания, где писатели могли бы встречаться и развиваться в едином направлении, в едином духе, каждый в своей области. Родившиеся в разных местах, по-разному воспитанные, по боль­шей части предоставленные лишь самим себе и влиянию совер­шенно различных условий, увлекаемые пристрастием к тому или иному образцу отечественной или иностранной литературы, принужденные делать всякие опыты и плохонькие работы, для того чтобы без руководства испытать свои силы, лишь постепен­но, путем размышления убеждающиеся в том, что надо делать, чтобы позднее узнать на опыте, что делать возможно, вновь и вновь сбиваемые с толку широкой публикой, лишенной всякого вкуса, способной поглощать с одинаковым удовольствием плохое вслед за. хорошим, потом, вновь ободренные знакомством с просве­щенным, но рассеянным по всем концам великой страны об­ществом, находящие поддержку у работающих и стремящихся к единой цели соотечественников, — такой дорогой подходит не­мецкий писатель к порогу зрелого возраста. А здесь новые забо­ты о пропитании и о семье заставляют вспомнить о внешнем мире. Часто с печальнейшим чувством должен немецкий писа­тель себе добывать необходимые средства к существованию работами, которые он и сам не уважает, чтобы такой ценой купить себе право создавать то, чему он единственно хотел Вы отдавать свой просвещенный ум. Кто из немецких наиболее уважаемых писателей не узнает себя в этом портрете и кто не Признается со скромной печалью, как часто он вздыхал о воз­можности подчинить особенности своего дарования общей на­циональной культуре, которой он, к несчастью, не мог обнару­жить в окружающем. Ибо воспитание высших классов на образ­цах иностранной литературы, в чужих нравах хотя и принесло нам много пользы, но все же надолго помешало немцу разви­ваться в качестве немца.