Фрэнсис Брет Гарт (Francis Bret Harte) (1836—1902)

Фрэнсис Брет Гарт (Francis Bret Harte) (1836—1902) — американский писатель и поэт, который прославился реалистическими описаниями жизни золотоискателей в Калифорнии; один из друзей Марка Твена в молодости. Фрэнсис Бретт Гарт родился 25 августа 1836 года в Олбани (штат Нью-Йорк), где отец его был преподавателем греческого языка в колледже. Свое имя получил в честь прадеда — Фрэнсиса Бретта (Francis Brett). Отец со временем сменил фамилию с Hart на Harte, а сам Фрэнсис Бретт Гарт предпочитал второе имя, которое он сократил до Брет.

Отец рано умер, будущему писателю пришлось самому зарабатывать на жизнь, и в 1854 году, вскоре после начала «золотой лихорадки», он перебрался в Калифорнию, где перепробовал множество профессий. Свои первые рассказы Брет Гарт опубликовал в 1856 году в журнале The Californian, который он сам и редактировал. В дальнейшем издавал также журнал The Overland Monthly (1868—1871), первый значительный журнал в западных штатах Америки.

Брету Гарту принадлежат роман «Гэбриел Конрой», ряд повестей, из которых наиболее известна поздняя трилогия «Степной найденыш», «Сюзи» и «Кларенс» (действие происходит во время Гражданской войны в США), оригинальные стихотворения, популярные в свое время литературные пародии (на Диккенса, Шарлотту Бронте, Виктора Гюго и др.) и даже пьеса, написанная в соавторстве с Марком Твеном. Однако наибольшую популярность ему принесли рассказы, а в рассказах — образы простых людей Дикого Запада, особенно девичьи и женские.

В 1870-е годы, будучи уже известным писателем, Гарт жил в Нью-Йорке, а затем — отчасти по материальным соображениям, отчасти ввиду обострившегося конфликта с американской общественностью, — уехал в Европу: был американским консулом в прусском городе Крефельд, затем в Глазго. Остаток жизни провел в Англии.

Брет Гарт был другом молодости Твена, они подружились на Дальнем Западе США, в Сан-Франциско, куда Твен прибыл в 1864 году из Невады. Гарт был на год моложе Твена, но уже известен и занимал прочное положение в литературном мире Сан-Франциско, сотрудничал с журналом «Калифорниен». Брет Гарт принял его, по признанию Твена, тепло: «Всегда терпеливый, он возился со мной, правил и школил меня». Брет Гарт разглядел под «неистовостью» Твена глубину, о которой в 1866 году никто не подозревал. Представляя его читателям, он писал: «В нем есть проницательность и то идущее из глубины души отвращение к фальши, которое сделает его талант полезным для человечества».

В 70-х годах оба писателя встретились на Востоке США. Однако положение их было различно. Писатель Марк Твен находился на подъеме, а Брет Гарт сказал все, что мог, и в его творчестве уже обозначился упадок. Различие было и в их жизненной ситуации. Твен был материально обеспеченный человек, втянувшийся в буржуазный образ жизни. Брет Гарт не только остался богемой, но медленно и верно впадал в нищету. Твен оказал помощь попавшему в беду другу. Он пригласил его погостить в свой хартфордский дом, дал Гарту денег взаймы, они вместе написали пьесу из калифорнийской жизни. Однако разрыв был неизбежен. Брета Гарта наверняка раздражала «добропорядочность» жизненного и семейного уклада Твена. Твена сердили в Гарте повадки богемы, эгоизм, бесцеремонность в поведении. Чем хуже делались обстоятельства Брета Гарта, тем высокомернее он становился. После того как Гарт позволил себе насмешливые замечания по поводу жизни Твена (одно из них тот воспринял как недопустимую колкость по адресу Оливии), он выгнал Гарта из дома.

Вскоре после этого Брет Гарт написал бывшему другу оскорбительное письмо, обвиняя его в неуспехе своего романа «Габриэль Конрой»; роман должен был быть издан фирмой, которая издавала Твена, и Гарт писал, что фирма пренебрегла его романом ради успеха книги Твена. После этого несправедливого письма Гарта Твен обрушил на него всю ярость своего темперамента. «Гарт лжец, вор, мошенник, сноб, — писал он год спустя Гоуэллсу, порицая его за то, что тот исхлопотал Гарту место консула в немецком городке Крефельде, — алкоголик, приживальщик, трус, охотник до чужих денег, он полон предательства, он скрывает свое еврейское происхождение, как если бы в этом было что-нибудь дурное...»

В декабре 1903 года, после смерти Гарта, Твен написал Хоуэллсу из Флоренции по поводу его некролога Гарту в «Харперс мэгезин": «Вы написали о Гарте очень щедро, очень великодушно и в то же время правдиво, потому что в нем было все то, о чем вы пишете. В нем было и многое другое, худшее, что вспоминать не к чему; я часто стыжусь, что помню это». Дальше он пишет, что по случайному стечению обстоятельств он как раз перед тем, как пришел некролог Гоуэллса, прочитал в старом американском журнале описание триумфальной славы Брета Гарта в конце 60-х годов. «А вечером я прослушал вашу заупокойную службу, в которой сперва предстал молодой щеголь с каштановой шевелюрой, которому поклоняется вся Америка, а потом лег на покой в чужой земле полузабытый седой человек... Это было торжественно и волнующе».

Обсуждение закрыто.