Марк Твен и кошки

Сэмюэл Клеменс, более известный как Марк Твен, является признанным классиком мировой литературы, о нем знают все, но далеко не всем известно пристрастие Марка Твена к кошкам. Марк Твен любил кошек больше, чем людей. Он утверждал, что коты единственные из всех живых созданий, не созданные для рабства. На протяжении всей жизни кошки занимали в сердце писателя особое место. «Если бы можно было скрестить человека с кошкой, — говорил он, — это улучшило бы людскую породу, но повредило бы кошачьей».

В одной из книг писатель говорил о своем герое, имея в виду, конечно же, себя: «Животные не оставляли его в покое, настолько он им нравился». В жизни Марка Твена не было, пожалуй, такого периода, когда бы он не окружал себя котами. Он совершенно серьезно считал, что без кота дом — это не дом, а лишь временное пристанище: «Что мне нужно от жизни, кроме жены, которую я обожаю? Кошку, старую кошку с котятами».

Коты в доме Твена водились десятками. В разное время у него жило вплоть до 19 котов одновременно, и каждый из них имел свое имя. Среди них был Вельзевул, Аполлинарис, Сатана, Грех, Буффало Билл, Зороастр, Палестина, Болтун и даже котики с кличками Кислый Затор и Мыльная Соль. Когда писатель сердился, по воспоминаниям близких, он даже фырчал по-кошачьи. Дочки Сюзи, Клара и Джин называли тогда его «сердитый серый котик». Чтобы увидеть его таким, девочки специально выводили отца из себя и в полном восторге кричали: «Ах ты, скверный сердитый кот!»

Твен считал, что дети должны расти вместе с животными, которых в их большом доме в Хартфорте было множество. Из-за финансовых проблем при переезде в Европу всех питомцев пришлось оставить в Америке, о чем семья горько сожалела. Как-то, сравнивая папу с мамой, уже взрослая дочь Сюзи заметила, что разница между ними в том, что «мама любит мораль, а папа любит кошек».

Путешествуя по другим странам, Твен старался «брать в аренду» местных котиков. Один из таких эпизодов описал его биограф Альберт Бигелоу Пайн. Находясь на летнее время в городе Дублине штата Нью-Хемпшир, 71-летний писатель попросил местных жителей предоставить ему в аренду котиков — и ему принесли троих. Твен забрал всех: одного из них он назвал Дерюга (Sackcloth), а два других были так похожи друг на друга, что получили одно имя на двоих — Огарки (Ashes). «Он не хотел брать их навсегда, тогда бы это означало, что после его отъезда котики бы остались без присмотра, — пишет Пайн. — Вместо этого он предпочитал арендовать их и платить достаточно, чтобы о них хорошо заботились».

Среди котов Твена встречались даже дрессированные: они по звону колокольчика сбегались на определенное кресло, а по приказу «спать» могли прикинуться спящими. Коты Марка Твена имели свои пристрастия: больше всего им нравилось наблюдать за тем, как писатель играет в бильярд. Однако главным любимцем Твена стал кот Бамбино, который появился у него в последние годы жизни. Дочь Марка Твена Клара как-то во время болезни приручила котенка и оставила его в своей палате санатория. Когда же сотрудники санатория обнаружили кота, Кларе пришлось от него избавляться. Тогда-то она и решила подарить кота отцу. Марк Твен — большой оригинал в области воспитания кошек — научил Бамбино лакать воду лапой и этой же лапой гасить огонек свечки в маленькой лампе, от которой писатель прикуривал. Этим умением Бамбино писатель гордился настолько, что ни один его гость не мог покинуть дом, не посмотрев на это представление. Когда кот пропал, Твен даже написал объявление о пропажи в местную газету. «Пропал кот. Большой и интенсивно-черный, упитанный, с бархатной шерсткой. Есть изящный белый узор на грудке. Трудно найти при обычном освещении».

Безусловно, коты нашли место и в творчестве писателя. В «Приключения Тома Сойера» есть глава про кота и «болеутолитель», в которой загрустивший мальчик скормил местному коту снадобье, которое должно было развеять грусть Тома, а вместо этого заставило бедное животное «лихо танцевать». Как рассказывал Марк Твен, эта история основана на настоящих событиях, которые случились с писателем, когда тот был еще мальчиком. В произведениях Марка Твена нет обезличенных кошек — у них не клички, а имена: Генерал Грант, Генерал Галлет, Пророк Моисей, Маргарет, Капитан Семмс, Хорес Грили. А в рассказе «Простофиля Вилли» есть такие строчки: «Говорят, что без кошки — откормленной, избалованной, привыкшей к почитанию — бывают идеальные дома; быть может, не спорю, но доказательства я еще не встречал».

Уже после смерти Марка Твена была издана небольшая книга «По поводу котов: Две истории Марка Твена». В этой книге были записаны рассказы о котах, которые писатель читал своим дочерям на ночь. Марк Твен много раз фотографировался со своими пушистыми друзьями. Он признался в своей любви к кошачьим, однажды сказав: «Если человек любит кошек, я сразу же становлюсь ему другом и товарищем, без лишних ритуалов».

Обсуждение закрыто.