Марк Твен и табак

Сам Марк Твен говорил, что начал курить в раннем детстве. Он утверждал, что в восьмилетнем возрасте вкуривал по сто сигар в месяц. По слухам, дешевыми сигарами детишек снабжал продавец местного магазина, за то, что они приносили ему ведрами воду от деревенского насоса. Наверняка, преувеличивал, но его привычка к курению табака общеизвестна. Именно Марку Твену принадлежат слова о том, «бросить курить легко, я сам бросал сто раз» (при этом количество попыток «бросания курить» варьируется от ста до тысячи).

«Если курение не позволено в Раю, я туда не пойду», — в зрелые годы Марк Твен выкуривал уже по 22 сигары за день. Об этом рассказывают в музее писателя сообщает в Хартфорде, штат Коннектикут. Другие источники говорят о числе 40. В любом случае, если считать, что даже самые небольшие сигары требуют не меньше 30 минут для выкуривания, Марк Твен курил сигары все время, пока не спал. «Питание и сон — единственные вещи, которым нужно позволить прервать удовольствие человека от его сигары», — писал Марк Твен. Известный американский писатель и близкий друг Твена Вильям Хоуэлс вспоминал, что автор «Тома Сойера» начинал курить за завтраком и часто засыпал с тлеющей сигарой во рту. «Не знаю, сколько можно курить без опасности для здоровья, но он, видимо, курил максимум, ибо курил не переставая», — писал Хоуэлс. Марк Твен считал иначе: «Много сигар — это когда куришь сразу две».

Интересно отметить, что Клеменс был заядлым, но неразборчивым курильщиком. Стоит отметить, что писатель курил не только сигары, но и трубки. Его сигарные пристрастия шокировали всех, кто с ним общался. Он признавался, что привык курить только самые худшие сигары, которые мог найти — иногда даже подкупал продавца, чтобы он честно сказал ему, какие сигары самые отвратительные. Его любимая марка сигар называлась «двадцать пять центов за ящик». Даже журналист одной из газет, однажды беседовавший с Твеном на протяжении часа, удивился, «как ему удалось выжить и не стать жертвой сигар мистера Твена». Свои пристрастия и взгляды на сигары Марк Твен подробно описал в эссе Относительно табака, полностью посвященном сигарокурению.

Когда в 1870 году, после свадьбы, поддавшись на уговоры жены, Марк Твен попытался бросить курить сигары, то вдруг обнаружил, что не может полноценно работать: «За три недели я написал шесть глав. Затем я бросил борьбу (с курением сигар), возобновил свои триста сигар (в месяц), сжег несчастные шесть глав и написал книгу за три месяца, не беспокоясь о трудностях. Обычно я выкуриваю по пятнадцать сигар в течение пятичасовых трудов, и если мой интерес в работе достигает высшего энтузиазма, я курю больше. Я курю изо всех сил и не допускаю интервалов».

Очередную попытку ограничить себя он увековечил в одной из частей книги «По экватору» 1897: «Это работало более-менее сносно некоторое время. Я обещал себе, что не брошу, но буду курить только по одной сигаре в день. Я откладывал эту сигару на время перед сном, чтобы выкурив ее не мучиться желанием еще одной. Каждый день и целый день я ждал момента, когда разожгу свою сигару. Со временем я стал охотиться на большие сигары. Они все росли и росли в размере, и за месяц моя вечерняя сигара выросла до таких пропорций, что ее можно было использовать вместо трости! Тогда я решил, что ограничение до одной сигары в день не имеет смысла».

Впрочем, вряд ли писатель всерьез собирался отказаться от курения, ведь он сам пишет: «Я бросал курить время от времени, однажды даже в течение нескольких месяцев. Но это было только для хвастовства, чтобы уничтожить тех критиков, которые утверждали, что я стал рабом своих привычек и не могу сломать оковы». При этом стоит отметить, что его здоровью чрезмерное курение никак не вредило — Марк Твен прожил 74 года, что для того времени было достаточно долгим сроком. Секретом своего крепкого здоровья Твен провозглашал правило «никогда не курить более одной сигары одновременно».

Отрывок из письма Марка Твена в ответ на опрос, проведенный среди известных людей касательно употребления алкоголя и табака

«У меня нет большого опыта в том, что касается алкогольных напитков. Я нахожу, что приблизительно два стакана шампанского — замечательный стимулятор для языка, и, возможно, самое счастливое вдохновение для послеобеденной речи. Однако, для пера, насколько мой опыт показывает, вино — помеха, а не вдохновение. Не помню, чтобы я когда-нибудь мог написать что-либо удовлетворительное после принятия даже одного бокала. Что касается курения, то мой опыт носит прямо противоположный характер.

Мне сорок шесть лет, из которых я курил без меры в течение тридцати восьми лет, за исключением нескольких периодов, о которых я скажу ниже. В течение первых семи лет моей жизни у меня не было здоровья — можно сказать даже, что я жил благодаря аллопатической медицине. Но, с тех пор я едва ли знаю, что такое болеть. Мое здоровье было превосходным, и остается таким по сей день. Как я уже сказал, я начал курить безмерно, когда мне было всего восемь лет. Начал я с сотни сигар в месяц, а когда мне исполнилось двадцать лет, увеличил свою месячную норму до двухсот. Прежде чем мне исполнилось тридцать лет, я увеличил ее до трехсот сигар в месяц. Думаю, что теперь я не курю больше, но с уверенностью могу сказать, что никогда не курю меньше. Однажды, когда мне было пятнадцать лет, я бросил курить на целых три месяца, но не помню, был ли эффект хорошим или плохим. Я повторил этот эксперимент, когда мне было двадцать два года, и опять же не помню, каков был результат.

Я повторил эксперимент еще раз, когда мне было тридцать четыре года: бросил курить на полутора года. Мое здоровье не улучшилось, потому что не возможно улучшить здоровье, которое и без того прекрасно. Поскольку я никогда не разрешал себе сожалеть об этом воздержании, я не испытал от него каких-либо неудобств. За это время я написал только несколько случайных журнальных статей, и поскольку все они создавались в творческом порыве, то я не ощутил какого-либо ущерба своим способностям. Но вскоре я заключил контракт на книгу в пятьсот или шестьсот страниц под названием «Roughing it», и вот тогда я почувствовал серьезное затруднение. За три недели я сочинил только шесть глав. Тогда я бросил борьбу, вернулся к моим трем сотням сигар, сжег эти шесть глав и написал книгу за три месяца без каких-либо проблем.

Я нахожу, что сигара, является лучшим вдохновителем для пера, и, в моем особом случае, не наносит никакого вреда здоровью. В течение восьми месяцев в году я нахожусь дома, и этот период — мой отпуск. Во время него я делаю только случайную работу, поэтому, триста сигар в месяц — достаточное количество, чтобы держать мою конституцию на устойчивой основе. Во время летних каникул семьи, которые мы проводим в другом месте, я работаю по пять часов в день и пять дней в неделю, и не позволяю себе перерывов ни под каким предлогом. Я позволяю себе почувствовать всю магию вдохновения; следовательно, я обычно выкуриваю пятнадцать сигар за свои пять рабочих часов, но если мой интерес достигает высшего предела, то я курю больше. Я отдаюсь курению по полной, не позволяя себе перерывов. Марк Твен, 14 марта 1882 года».

Обсуждение закрыто.