ТАИНСТВЕННЫЙ НЕЗНАКОМЕЦ {24_24}
 
 _(Отрывки)_

Мне пришла в голову мысль потолковать с Сатаной о его поступках,
уговорить его стать лучше, добрее. Я напомнил ему о том, что он
натворил, и просил его не действовать впредь столь опрометчиво и не
губить попусту людей. Я не обвинял его в дурных намерениях, а только
просил, чтобы он, перед тем как решиться на что-нибудь, помедлил и
поразмыслил, не пострадает ли кто-нибудь от его поступка. Ведь если он
перестанет действовать легкомысленно и наобум, будет меньше несчастий.
Сатана нисколько не обиделся на мою прямоту, но видно было, что я удивил
и рассмешил его. Он сказал:
- Почему ты думаешь, что я действую наобум? Я не поступаю так
никогда. Ты хочешь, чтобы я помедлил и подумал о том, к чему приведет
мой поступок. Мне этого не требуется. Я всегда точно знаю, к чему он
приведет.
- Зачем же ты так поступаешь, Сатана?
- Изволь, я отвечу тебе, а ты постарайся понять, если сумеешь. Ты и
тебе подобные - единственные в своем роде существа. Каждый человек -
машина для страдания и машина для радостей. Эти два механизма соединены
сложной системой соответствий и действуют на основе взаимной связи. Как
только первый механизм зарегистрировал удовольствие, второй уже готовит
вам боль, несчастье, целый ряд несчастий. У большинства людей жизнь
складывается так, что радостей и горя приходится поровну. Там же, где
такого равновесия нет, преобладает несчастье. Счастье не преобладает
никогда. Встречаются люди, устроенные так, что вся их жизнь подчинена
механизму страдания. Такой человек от рождения и до смерти совсем не
знает счастья. Все служит для него источником страдания, все, что он ни
делает, приносит ему боль. Ты, наверно, встречал таких людей? Жизнь для
них гибельный дар. Порой за единственный час наслаждения человек платит
годами страдания - так он устроен. Разве ты не знаешь об этом? Нужны
примеры? Сейчас я тебе их приведу. Что же до жителей вашей деревни, то
они для меня просто не существуют. Ты, наверно, это заметил?
Я не хотел быть резким и сказал, что да, у меня складывается такое
впечатление.
- Так вот, повторяю: они для меня не существуют. И это вполне
естественно. Разница между нами слишком велика. Начать с того, что они
лишены разума.
- Лишены разума?
- Да, всякого подобия разума. Когда-нибудь я познакомлю тебя с тем,
что человек называет своим разумом, разберу но частям этот хаос, и ты
увидишь, что я прав. У меня с людьми нет ничего общего, ни малейшей
точки соприкосновения. Их переживания ничтожны и пусты, таковы же их
наглые претензии, их тщеславие. Вся их вздорная и нелепая жизнь - не
более чем смешок, вздох, гаснущий огонек. Они вовсе лишены чувств, если
не считать Нравственного чувства. Сейчас я объясню тебе мою мысль на
примере. Вот красный паучок, он не крупнее булавочной головки. Как ты
думаешь, может ли слон испытывать к нему интерес, беспокоиться о том,
счастлив этот паучок или несчастлив, богат или беден, любит ли его
невеста, здорова ли его матушка, пользуется ли он успехом в обществе,
справится ли он со своими врагами, поддержат ли его в беде друзья,
оправдаются ли его надежды на карьеру, преуспеет ли он на политическом
поприще, встретит ли он свой конец в лоне семьи или погибнет одинокий и
презираемый всеми на чужбине? Слон никогда не сможет проникнуться этими
интересами, они не существуют для него, он не властен сузить себя до их
микроскопических размеров. Человек для меня то же, что этот красный паук
для слона. Слон ничего не имеет против паука, он с трудом его различает.
Я ничего не имею против людей. Слон равнодушен к пауку. Я равнодушен к
людям. Слон не возьмет на себя труда вредить пауку, - напротив, если он
приметит наука, то, быть может, даже посодействует ему в чем-нибудь,
разумеется попутно со своими делами и между прочим. Я не раз помогал
людям и никогда не стремился им вредить. Слон живет сто лет, красный
паучок один день. Разница между ними в физической силе, в умственной
одаренности и в благородстве чувств может быть выражена разве только
астрономическими числами. Добавлю, что расстояние между мною и людьми в
этом, как и во всем остальном, неизмеримо шире расстояния, отделяющего
слона от крохотного паучка.
Разум человека неуклюж. Уныло, с натугой он сопоставляет
элементарные факты, чтобы сделать из них вывод, - не станем говорить,
каков этот вывод. Мой разум творит! Подумай, что это означает! Мой разум
творит мгновенно, творит все, что ни пожелает, творит из ничего. Творит
твердое тело, или жидкость, или цвет - любое, что мне захочется, все что
мне захочется - из пустоты, из того, что зовется движением мысли.
Человек находит шелковое волокно, потом изобретает машину, которая
прядет из него нить, потом задумывает рисунок, потом трудится в течение
многих недель, вышивая его шелковой нитью на ткани. Мне достаточно
мысленно представить себе все это сразу; и вот гобелен передо мной, я
сотворил его.
Я вызываю мысленно к жизни поэму, музыкальное произведение, партию в
шахматы - что угодно, - вот я сотворил их! Мой разум - это разум
бессмертного существа, для него нет преград. Мой взор проникает всюду, я
вижу во тьме, скала для меня прозрачна. Мне не нужно перелистывать
книгу, я постигаю заключенное в ней содержание одним взглядом, сквозь
переплет; даже через миллион лет я буду помнить ее наизусть и знать, на
какой странице что написано. Я вижу, что думает каждый человек, птица,
рыба, насекомое; в природе нет ничего скрытого от меня. Я проникаю в
мысли ученого и схватываю в одно мгновение все, что он скопил за
шестьдесят лет. Он может позабыть это когда-нибудь, и он позабудет, но я
буду помнить вечно.
Сейчас я читаю твои мысли и вижу, что ты понял меня. Что же дальше?
Допустим, при известных обстоятельствах слону удалось разглядеть паучка,
и он почувствовал к нему симпатию. Полюбить его слон, разумеется, не
может: любить можно существа своей породы, своих равных. Любовь ангела
возвышенна, божественна - человек не в силах даже отдаленно представить
ее себе. Ангел может любить ангела. Человек, на которого падет любовь
ангела, будет испепелен ею в одно мгновение. Мы не питаем любви к людям,
мы снисходительно равнодушны к ним, подчас случается, что они вызывают у
нас симпатию. Ты нравишься мне, мне нравятся твои друзья, мне нравится
отец Питер. Ради вас я покровительствую жителям вашей деревни.
Он заметил, что я принял его последние слова за насмешку, и решил
пояснить их.
- Я приношу добро жителям вашей деревни, хотя с первого взгляда
может показаться, что я врежу им. Люди не умеют различать, что идет им
на пользу и что - во вред. Они не разбираются в этом, потому что не
знают будущего. То, что я делаю для жителей вашей деревни, даст обильные
плоды; иные из этих плодов вы вкусите сами, иные предназначены для
грядущих поколений. Никто никогда не узнает, что я переменил течение
жизни этих людей, но это так. Есть игра, ты не раз играл в нее со своими
друзьями. Вы расставляете кирпичи поблизости один от другого. Вы
толкаете первый кирпич; он падает на соседний и валит его, тот сбивает
еще один, и так далее, и так далее, пока все кирпичи не повалятся на
землю. Так устроена и человеческая жизнь. В младенчестве человек толкает
первый кирпич. Дальнейшее следует с железной неотвратимостью. Если бы ты
читал будущее, как читаю его я, то увидел бы, как и я, все, что случится
далее. Порядок человеческой жизни предопределен первым толчком. Никаких
неожиданностей в ней не будет, потому что каждый последующий толчок
зависит от предыдущего. Тот, кому доступно такое видение, прозревает
весь ход человеческой жизни от колыбели до могилы.
- Разве бог не управляет человеческой жизнью?
- Нет, она предопределена заранее средой и обстоятельствами. Первый
поступок человека влечет за собой второй и так далее. Представим себе на
минуту, что из чьей-то жизни выпал один из таких неизбежных поступков,
самый пустячный. Человек должен был в определенный день, в определенный
час, в определенную минуту и секунду, - быть может, речь идет о доле
секунды, - пойти к колодцу за водой, но он не пошел. Начиная с этого
момента жизнь его должна коренным образом перемениться. До самой его
кончины она потечет теперь не по тому руслу, которое было предопределено
его первым поступком, но по другому. Если бы он пошел к колодцу за
водой, то, быть может, это привело бы его к трону. Он не пошел к колодцу
- и вот его ждут бедствия и нищета. Возьмем Колумба. Стоило ему, скажем,
в детские годы утратить крохотное, ничтожное звено в цепи поступков,
начатых и обусловленных первым его поступком, и вся его жизнь сложилась
бы по-иному. Он стал бы священником в итальянской деревушке, умер бы в
безвестности, и открытие Америки было бы отсрочено еще на двести лет. Я
знаю это наверняка. Не сверши Колумб хоть одного из миллиарда положенных
ему поступков, судьба его переменилась бы. Я рассмотрел миллиард
жизненных линий Колумба, и только в одной-единственной из них значится
открытие Америки. Люди не понимают, что любой их поступок, крупный или
мелкий, все равно одинаково важен в их жизни. Поймать муху, которую вам
предназначено поймать, может оказаться не менее существенным для вашей
дальнейшей судьбы, чем, скажем...
- Чем покорить царство?
- Да, именно так. Практически, конечно, человек не волен отказаться
от поступка, который ему предназначено совершить, этого никогда не
бывает. Когда ему кажется, будто он принимает решение, как ему
поступить, так или же иначе, то колебания эти составляют в свою очередь
звено той же цепи, и решение, которое человек примет, заранее
обусловлено. Человек не может порвать свою цепь. Это исключено. Скажу
больше, если он задастся подобным намерением, то и это намерение
окажется звеном все той же цепи - оно неизбежно должно было зародиться у
него в определенный момент, как следствие определенных поступков,
относящихся еще к его младенчеству.
Я был подавлен картиной, которую набросал передо мной Сатана.
- Человек осужден на пожизненное заключение, - сказал я грустно, - и
не может вырваться на свободу.
- Да, он не в силах освободиться от следствий первого поступка,
совершенного им в младенчестве. Но я в силах освободить его.
Я поглядел на Сатану вопросительно.
- Я уже переменил судьбу нескольких человек в вашей деревне.

Прошло несколько дней, и Сатана появился снова. Мы всегда ждали его
с нетерпением, с ним жизнь была веселее. Он подошел к нам в лесу, на
месте нашей первой встречи. Жадные до развлечений, как все мальчишки, мы
попросили его что-нибудь нам показать.
- Что ж! - сказал он. - Я покажу вам историю человеческого рода -
то, что вы называете ростом цивилизации. Хотите?
Мы сказали, что хотим.
Мгновенным движением мысли он превратил окружающий лес в Эдем. Авель
приносил жертву у алтаря. Появился Каин с дубиной в руках. Он прошел
рядом, как видно не заметив нас, и непременно наступил бы мне на ногу,
если бы я ее вовремя не отдернул. Он стал что-то говорить брату на
непонятном языке. Тон его становился все более дерзким и угрожающим.
Зная, что должно сейчас случиться, мы отвернулись, но услышали тяжкие
удары, потом крики и стоны. Наступило молчание. Когда мы снова взглянули
в ту сторону, умирающий Авель лежал в луже крови, а Каин стоял над его
телом, мстительный и нераскаянный.
Видение исчезло, и вслед за ним длинной чередой потянулись неведомые
нам войны, убийства и казни. Затем мы увидели потоп. Ковчег носился по
бурным волнам. На горизонте сквозь дождь и туман виднелись высокие горы.
Сатана сказал:
- Начало цивилизации оказалось неудачным. Сейчас будет сделан новый
зачин.
Сцена переменилась. Мы увидели Ноя, упившегося вином. Потом Сатана
показал нам нечестие Содома и Гоморры. Историю с Лотом он назвал
"попыткой отыскать на свете хотя бы двух или трех порядочных людей".
Потом мы увидели Лота с дочерьми в пещере.
Дальше последовали войны древних иудеев. Они убивали побежденных и
истребляли их скот. В живых оставляли только молодых девушек, которые
становились добычей победителей.
Мы увидели, как Иаиль проскользнула в шатер и вбила колышек в висок
спящего гостя. Это было совсем рядом с нами; кровь, брызнувшая из раны,
потекла маленьким красным ручейком у наших ног, и мы могли бы, если бы
захотели, коснуться ее пальцами.
Перед нами прошли войны египтян, войны греков, войны римлян, вся
земля была залита кровью. Римляне коварно обманули карфагенян, мы
увидели ужасающее избиение этого отважного народа. Цезарь вторгся в
Британию. "Варвары, жившие там, не причинили ему никакого вреда, но он
хотел захватить их землю и цивилизовать их вдов и сирот", - пояснил нам
Сатана.
Появилось христианство. Действие перенеслось в Европу. Мы увидели,
как на протяжении столетий христианство и цивилизация шагали рука об
руку, "оставляя на своем пути голод, опустошение, смерть и другие
признаки прогресса", - как сказал Сатана.
Войны, войны, опять войны и снова войны, по всей Европе, во всем
мире. По словам Сатаны, они велись во имя частных династических
интересов, иногда же - чтобы подавить народ, который был слабее других.
"Ни разу, - добавил он, - завоеватель не начинал войну с благородной
целью. Таких войн в истории человечества не встречается".
- Ну вот, - заключил Сатана, - мы с вами обозрели прогресс
человеческого рода вплоть до наших дней. Кто скажет, что он недостоин
всяческого удивления? Сейчас мы заглянем в будущее.
Он показал нам сражения, в которых применялись еще более грозные
орудия войны и которые были еще ужаснее по числу погубленных жизней.
- Вы можете убедиться, - сказал он, - что человеческий род не
останавливается в своем развитии. Каин убил брата дубиной. Древние иудеи
убивали мечами и дротиками. Греки и римляне ввели латы и создали
воинский строй и полководческое искусство. Христиане изобрели порох и
огнестрельное оружие. Через два-три столетия они неизмеримо
усовершенствуют свои смертоносные орудия убийства, и весь мир будет
вынужден признать, что без помощи христианской цивилизации война
Осталась бы навсегда детским баловством.
Тут Сатана залился бесчувственнейшим смехом и принялся издеваться
над человеческим родом, хоть и знал отлично, как задевают его слова наше
самолюбие. Никто, кроме ангела, не станет так вести себя. Страдания для
ангелов ничто, они знают о них только понаслышке.
И я и Сеппи не раз уже пытались с осторожностью и в деликатной форме
объяснить Сатане, насколько неправилен его взгляд на человечество. Он
обычно отмалчивался, и мы принимали его молчание за согласие. Так что
эта речь Сатаны была для нас сильным ударом. Наши уговоры, видимо, не
произвели на него сколько-нибудь заметного впечатления. Мы были
разочарованы и огорчены, подобно миссионерам, проповеди которых остались
втуне. Впрочем, мы не обнаружили перед ним своих чувств, понимая, что
момент для этого неподходящий.
Сатана смеялся своим жестоким смехом, пока не устал. Потом он
сказал:
- Разве это не выдающееся достижение? За последние пять или шесть
тысячелетий родились, расцвели и получили общее признание не менее чем
пять или шесть цивилизаций. Они сошли за это время со сцены и исчезли,
но ни одна так и не сумела изобрести достойный своего величия, простой и
толковый способ убивать людей. Кто посмеет обвинить их, что они мало
старались? Убийство было любимейшим занятием человеческого рода с самой
его колыбели, - но одна лишь христианская цивилизация добилась
сколько-нибудь стоящих результатов. Пройдет два-три столетия, и никто
уже не сможет отрицать, что христиане - убийцы самой высокой
квалификации, и тогда язычники пойдут на выучку к христианам, - пойдут
не за религией, конечно, а за их оружием. Турок и китаец купят у них
оружие, чтобы было чем убивать миссионеров и новообращенных христиан.
Тут Сатана снова открыл свой театр, и перед нашими глазами прошли
народы многих стран, гигантская процессия, растянувшаяся на два или три
столетия человеческой истории, бесчисленные толпы людей, сцепившихся в
яростной схватке, тонущих в океанах крови, задыхающихся в черной мгле,
которую озаряли лишь сверкающие знамена и багровые вспышки орудийного
огня. Гром пушек и предсмертные вопли сраженных бойцов не затихали ни на
минуту.
- К чему все это? - спросил Сатана со своим зловещим хохотом. -
Решительно ни к чему. Всякий раз человечество возвращается к исходной
точке. Уже добрый миллион лет вы уныло размножаетесь и уныло истребляете
друг друга. К чему? Ни один мудрец не ответит на мой вопрос. Кто
извлекает для себя пользу из всего этого? Только лишь горстка знати и
ничтожных самозванных монархов, которые пренебрегают вами и которые
сочтут себя оскверненными, если вы прикоснетесь к ним, и захлопнут дверь
у вас перед носом, если вы к ним постучитесь. На них вы трудитесь, как
рабы, за них вы сражаетесь и умираете (и гордитесь к тому же этим,
вместо того чтобы почитать себя опозоренными). Самое существование этих
людей - удар по вашему достоинству, хоть вы и боитесь это признать. Они
не более чем попрошайки, которых вы из милости содержите, но эти
попрошайки взирают на вас, как благотворители на жалких нищих. Они
разговаривают с вами, как господин с рабом, и слышат в ответ речь раба,
обращенную к господину. Вы не устаете склоняться перед ними, хотя в
глубине души - если у вас еще сохранилась душа - презираете себя за это.
Первый человек был лицемером и трусом и передал лицемерие и трусость
своему потомству. Вот дрожжи, на которых поднялась ваша цивилизация. Так
выпьем же, чтобы она процветала и впредь! Выпьем, чтобы она не угасла!
Выпьем, чтобы...