Вымышленные персонажи в журналистике Марка Твена

Сэмюэл Клеменс комбинировал вымысел и факт еще в ранних журналистских работах. Несмотря на то, что из-под его пера выходили лишенные какого-либо субъективизма новостные заметки, провести определённую границу между новостью и жанрами, которые, используя отечественную терминологию, можно назвать «художественно-публицистическими»1 или «исследовательско-образными»2, невозможно. Журналистские мистификации в «Территориэл Энтерпрайз» — неплохое тому подтверждение, ведь первые из них — «Мексиканское увеселение» и «Окаменелый человек» — были напечатаны всего спустя пару месяцев, после того как Сэмюэл Клеменс начал работать в газете. Если приведенные выше примеры представляют собой самый радикальный способ соединить действительность и художественную фантазию, то множество иных его журналистских работ, наполненных субъективизмом, приёмами пародии и юмором, вполне мирно сосуществовали с представленными в пределах того же произведения реальными фактами, выступая в таком случае лишь «довеском» к главной цели — информированию.

В этой главе мы обратимся к произведениям Сэмюэла Клеменса, которые можно назвать журналистскими только с важными оговорками, потому что вымысел, представленный либо как один из планов повествования (письма-корреспонденции / путевые письма), либо занимающий всё пространство текста (мистификации), служил уже не только информационным задачам. Стоит, конечно, оговориться, что в широком смысле любой текст (и художественный в том числе) информативен, так как несет какое-то новое знание. Однако здесь мы используем это слово в узком значении, подразумевая только основную группу жанров в журналистике, предмет отражения которых — актуальные события, с точки зрения объективного, по возможности беспристрастного корреспондента. Очевидно, что с середины 60-х гг. Марк Твен резко отходит от не представляющих простора для воображения сухих новостей. И что еще более важно, меняется не только отношение к содержанию, но и работа с формой: если на первых порах журналист шутил и «безобидно» каламбурил в корреспонденциях, репортажах и журналистских письмах, то есть всё-таки не отходил от «газетного формата», то впоследствии он трансформировал композицию своих произведений, приблизил их к литературным жанрам (например, мистификация «Окаменелый человек» как образец лаконичной «новости» и отличающаяся более свободной композицией «Кровавая резня вблизи Карсон-Сити»; «Ненадёжный», эпизодически появляющийся в переполненных реальными фактами «Письмах из Карсон-Сити», и мистер Браун — основной персонаж самостоятельных вставных новелл).

Примечания

1. Тертычный А.А. Жанры периодической печати. М.: Аспект Пресс, 2000.

2. Кройчик Л.Е. Система журналистских жанров // Основы творческой деятельности журналиста / под ред. С.Г. Корконосенко. СПб.: Знание, 2000: [сайт]. URL: http://evartist.narod.ru/text5/64.htm (дата обращения: 07.04.2016).





Обсуждение закрыто.