Женитьба и дальнейшая журналистская работа

Намерение Твена издавать газету стало насущной необходимостью после февраля 1869 года, когда он обручился с Оливией Лэнгдон. Оливия, или Ливи, как звали ее в семье и в кругу друзей, была дочерью крупного шахтовладельца и углеторговца в Элмайре, штат Нью-Йорк, человека богатого, но без сословных предрассудков. Брат ее Чарльз Лэнгдон был спутником Марка Твена на пароходе «Квакер-Сити». Твен увидел у него в каюте миниатюру Ливи и захотел познакомиться с оригиналом. Встреча состоялась 27 декабря 1867 года в Нью-Йорке, С тех пор для Марка Твена не существовало других женщин. В письме к «матери», Мэри Мэзон Фейрбенкс1, с которой он подружился на «Квакер-Сити», Твен писал: «Она маленькая и хрупкая, но перевесит самый крупный самородок, какой я когда-либо видел».

Марк Твен был на десять лет старше Оливии Лэнгдон, когда они встретились на святках в 1867 году. Но их разделял не только возраст. Марк Твен был высокий и сильный; проницательные иссера-синие глаза под пушистыми бровями, рыжеватые усы и волосы и орлиный нос придавали ему энергичный и мужественный вид; жизнь он прожил суровую, богатую приключениями, был лоцманом на пароходе, золотоискателем, работал журналистом на далеком Западе. Между тем Ливи была болезненно хрупкая, холеная девушка из богатой семьи, красоты малоприметной, но обаятельной; ее гладко зачесанные назад черные волосы открывали высокий белый лоб. Эти столь не схожие между собой люди полюбили друг друга горячей неувядающей любовью. Их переписка, пролежавшая полвека под спудом, говорит о глубокой и нежной привязанности. «Я ни на минуту не жалею, что полюбил вас, люблю по-прежнему и буду любить вечно», — писал он Ливи в своей первой записке от сентября 1868 года, и этот мотив неизменно проходит через все его послания к жене до весны 1904 года, когда она лежала на смертном одре.

Увлечение закончилось помолвкой, состоявшейся 4 февраля 1869 года. Лэнгдоны были не в восторге от такого зятя, как Марк Твен, но капитулировали перед его настойчивостью и, не посчитавшись даже с кое-какими малоблагоприятными отзывами знавших его людей, благословили этот брак. Джервис Лэнгдон дал особенно убедительное и щедрое доказательство своего расположения, подарив молодоженам сумму, необходимую для приобретения пая в газете «Экспресс», выходившей в Буффало.

После некоторых колебаний Марк Твен принял предложенную субсидию и на двадцать пять тысяч долларов, полученных от тестя, 14 августа 1869 года приобрел один из трех паев газеты «Экспресс», став таким образом ее совладельцем и редактором. Твену был поручен литературный отдел; политическими вопросами он не занимался, ими ведал в газете его коллега Дж.Н. Ларнд. Однако он продолжал обличать общественные пороки, и его памфлеты и фельетоны той поры напоминают его ранние статьи сан-францисского периода. В своих заметках для «Экспресс» Твен также выступал в роли защитника угнетенных.

Продолжая сотрудничать и в других изданиях, таких, как нью-йоркские газеты «Трибюн» и «Геральд» или журналы «Галакси» и «Пакард мансли», Твен «беспощадно разоблачал пороки правящих классов и горячо заступался за слабых и обиженных». Хотя он по-прежнему помещал в газетах и журналах шуточные рассказы и анекдоты, однако его журналистская работа показывает, как серьезно относился он к своей роли социального обличителя.

Примечания

1. Фейрбенкс Мери Мэзон — американская журналистка, с которой Марк Твен подружился на корабле «Квакер-Сити» во время поездки в Европу. Их дружба продолжалась 30 лет. Издан том их переписки. Твен звал ее своей «матерью».





Обсуждение закрыто.