Послесловие

Книга «Марк Твен — социальный критик» — своеобразное исследование творчества великого американского писателя. Она проникнута страстным желанием возродить те высокие идеалы, которым посвятил лучшие свои произведения Марк Твен — великий писатель американского народа.

Автор книги Филип С. Фонер — Историк-марксист. Широкую известность получили его труды по истории Соединенных Штатов Америки, и особенно по вопросам рабочего движения и национально-освободительной борьбы негритянского народа. Фонером написаны обстоятельное исследование по истории американского рабочего движения, переведенное на русский язык*, и четырехтомная биография Фредерика Дугласа. Он подготовил к изданию избранные работы Томаса Джефферсона, Джорджа Вашингтона, Авраама Линкольна, Франклина Рузвельта.

Как литературовед Филип Фонер впервые выступил с книгой «Джек Лондон — американский бунтарь»**. В этой работе, как и в книге, посвященной Твену, сказывается интерес автора к вопросам социальной и политической истории Америки.

Филип Фонер принадлежит к числу прогрессивных американских исследователей и активно выступает в поддержку передовых сил американского народа, борющихся против милитаризма и засилья монополий. В его трудах мы видим четко выраженное стремление проследить боевые революционные и демократические традиции американского народа со времен его борьбы против английского владычества и до наших дней, — традиции, которые замалчиваются буржуазными историками и литературоведами.

Книга Фонера — необычное явление в литературе о Марке Твене, она проникнута пафосом борьбы за идейное и художественное наследие великого американского писателя, которое в значительной степени скрыто от народа в США стараниями буржуазных исследователей.

Фонер впервые дает возможность широкой читательской аудитории Америки ознакомиться со многими произведениями замечательного мастера слова, которые до сих пор не были опубликованы в США или изданы там незначительными тиражами. Правда, многие из них хорошо известны советскому читателю благодаря изысканиям советских историков американской литературы, они изданы в СССР многотысячными тиражами.

Книга «Марк Твен — социальный критик» представляет собой систематическое изложение взглядов американского писателя на общество и на пути его экономического и политического развития. Основу работы Фонера составляют высказывания Твена, цитаты из его произведений. Фонер стремится предоставить слово великому сатирику, оставляя для себя роль комментатора его взглядов и мнений. Подобный метод исследования, безусловно, имеет свои достоинства. Конечно, изречения самого Твена, особенно впервые публикуемые автором, не только оживляют книгу Фонера, но и позволяют по-новому взглянуть на творчество корифея американской литературы. Правда, избранная автором композиция книги имеет и свои недостатки. Стремясь представить взгляды Твена — социального критика в виде свода его высказываний по определенным социальным проблемам, автор систематизировал и прокомментировал их, но причины некоторых противоречий в мировоззрении писателя и отдельные моменты его эволюции оказались в результате подобного построения недостаточно выясненными. Композиция книги в известной мере затрудняет восприятие общей картины развития творчества и взглядов Твена. Несмотря на это, Фонер достиг поставленной перед собой цели — он показал, что Марк Твен был передовым человеком своего времени, что прогрессивные взгляды писателя способствовали его творческим успехам.

Филип Фонер начинает свою книгу кратким очерком жизни и творчества Марка Твена, необходимым как введение к изучению социальных взглядов писателя, и затем, во второй главе, которая носит историографический характер, предоставляет слово его критикам и исследователям. Фонер предпринимает первую в США попытку рассмотреть с прогрессивных позиций литературно-критическую борьбу вокруг литературного наследия Марка Твена. Жаль только, что из поля зрения автора выпали работы советских исследователей о Твене***.

В полемике с буржуазными литературоведами Фонер не всегда достаточно аргументирует свои положения. Так, в споре с реакционными критиками, принижающими значение творчества писателя, он стремится доказать отличие раннего Марка Твена от писателей-юмористов, подобных Джошу Биллингсу, Сэту Ловингуду, Орфеусу Ч. Керру, Артемусу Уорду. Конечно, таких литераторов, как Джош Биллингс или Сэт Ловингуд, нельзя поставить в один ряд с Твеном, но не надо забывать и о том, что творческое наследие лучших юмористов периода гражданской войны — Орфеуса Ч. Керра, Петролеума В. Несби и особенно Артемуса Уорда — не случайно и незаслуженно замалчивается и принижается американским буржуазным литературоведением. В юмористических выступлениях Орфеуса Ч. Керра, Артемуса Уорда и Петролеума В. Несби заключалась подчас весьма острая и отнюдь не безобидная критика не только южных плантаторов, но и северных капиталистов. Правильнее, пожалуй, было бы говорить о том, что эти юмористы сыграли свою роль в развитии американского реализма, расчистив путь для триумфального выступления Марка Твена на американской литературной арене.

Представляется нам неточной и оценка литературы США 70-х годов, которая, по мнению Фонера, была вовсе лишена критических тенденций и возводила в добродетель коммерческий успех. Эта характеристика безусловно верна в отношении апологетической литературы, но вряд ли она справедлива в оценке творчества Уолта Уитмена, Брета Гарта или даже Уильяма Дина Хоуэлса.

Фонер совершенно обоснованно критикует известного американского литератора Ван Вик Брукса за психоаналитическое препарирование литературного наследия Твена. Следовало бы, пожалуй, напомнить читателям, что сам Ван Вик Брукс позднее также отказался от этой концепции творчества Твена****.

Фонер в своей книге выделяет основные стороны социальных взглядов писателя: его отношение к политическому строю Америки, к религии, к расовой дискриминации, к капитализму и империализму, к рабочему движению. Остановимся подробнее на этих сторонах мировоззрения Марка Твена и на их трактовке автором книги.

Рассматривая социальные взгляды Твена, Фонер исходит из правильного положения о единстве мировоззрения и творчества писателя, руководствуясь которым он часто обращается к художественным произведениям Твена для выяснения тех или иных сторон его социальных взглядов. Автор, однако, не всегда в полной мере учитывает специфику художественного творчества. Рассматривая некоторые романы и рассказы Твена как простую сумму определенных политических идей, он упускает из виду, что эти идеи переданы прежде всего через систему образов, а не путем одних авторских высказываний. Таков анализ романа «Позолоченный век», который, по словам Фонера, «ставит — преимущественно в аспекте сатиры, а иногда и открыто — вопросы о влиянии на правительство деловых кругов; о подкупе народных представителей; об упадке морали, о вульгарности и убогости нуворишей, о спекуляции и сомнительных финансовых операциях; об охватившей общество жажде наживы; о лицемерии завзятых святош; о политическом абсентеизме населения. Короче говоря, роман берет под обстрел большую часть тех сторон современной ему действительности, которые заслуживали осуждения». Такой разбор безусловно полезен — он показывает, какими благородными идеями руководствовался Марк Твен, сатирически изображая действительность, но ведь этим отнюдь не исчерпывается все идейное и художественное богатство этого произведения, не говоря уж об эстетической его оценке. Подобным же образом романы «Принц и нищий», «Янки при дворе короля Артура» и «Жанна д'Арк» рассматриваются в третьей главе книги «Политика и государственный строй» лишь как выступления писателя против монархии, в защиту американской демократии.

Действительно, эти романы носят антимонархический характер. В них резкой, уничтожающей критике подвергаются феодализм и английская аристократия. Но нельзя думать, что эти романы были посвящены защите американской буржуазной демократии. Достаточно рассмотреть внимательно художественную ткань этих романов и остановиться хотя бы на образе янки, чтобы убедиться, что дело обстоит значительно сложнее: критикуя английскую монархию, Твен критиковал и многие стороны американской буржуазной демократии. В этом-то и состояла злободневность и политическая острота вышеназванных замечательных художественных произведений, которые Фонер в данной главе, пожалуй, недооценивает. Правда, в главе пятой «Труд и капитал» он говорит о том, что в романе «Янки при дворе короля Артура» Твен выступает в поддержку рабочего движения.

Фонер, таким образом, допускает некоторое противоречие, проистекающее из стремления систематизировать политические взгляды Твена, которые сам писатель никогда в систематическом виде, естественно, не излагал; свои политические воззрения, свое отношение к важнейшим проблемам современности Твен выражал прежде всего в художественных образах. Твен — социальный критик неотделим от Твена-художника.

Фонер рассматривает социальные взгляды раннего Твена и умело показывает, сколь разительна была эволюция его мировоззрения, но он, пожалуй, излишне много места отводит тем высказываниям, в которых наиболее очевидно проявлялась политическая наивность молодого писателя. Вряд ли представляют большой интерес приводимые автором сведения о том, что Твен приветствовал в середине 60-х годов установление на Гавайских островах имущественного ценза, или его мнение относительно того, что «республиканский строй, основанный на принципе всеобщего избирательного права, должен исчезнуть», и т. п.

Много внимания уделяет автор отношению Твена к предоставлению избирательного права женщинам. Процитировав слова Твена: «Если бы женщины время от времени могли голосовать, будьте уверены, что они голосовали бы справедливо», — Фонер в своем комментарии заявляет, что «Твен явно идеализировал роль, которую женщины призваны были сыграть в политике. Однако из этого не следует, что он относился ко всем женщинам некритически». Возможно, что подобные разъяснения по поводу наивных утверждений Марка Твена необходимы для американской аудитории. Фонер полемизирует здесь не только с ранним Твеном, но и с многими своими соотечественниками, которые до сих пор живут политическими иллюзиями, навязанными им буржуазной пропагандой.

Показав ограниченность взглядов раннего Твена, Фонер убедительно рисует картину эволюции его социальных взглядов, картину изживания Твеном привитых ему в детстве предрассудков.

Детство Твена прошло в городе Ганнибале, в жизни обитателей которого важную роль играла религия. И хотя писатель далеко не сразу избавился от религиозных предрассудков, он рано понял, что церковь в Америке служит интересам стяжателей и сильных мира сего. Не случайно во многих своих произведениях, начиная с «Рассказа о дурном мальчике, которого бог не наказал» и «Рассказов для хороших мальчиков и девочек», написанных в 1863—1865 годах, и кончая «Путешествием капитана Стормфилда в рай», завершенным в 1907 году, Твен затрагивает отношение буржуазной Америки к религии, высмеивает ханжество американских дельцов, прикрывающих библией свои мошенничества. Особенно интересные материалы на этот счет приведены Фонером из неопубликованного наследия писателя: это характеристика Джона Рокфеллера из «Автобиографии» и отрывки из неопубликованного рассказа «Международный молниевый трест», где Твен сатирически изображает христиан, подобных тому же Рокфеллеру.

Марк Твен вошел в американскую литературу как обличитель расизма, как борец за свободу негритянского народа. Однако писатель, южанин по происхождению, не сразу освобождается от расовых предрассудков. Оставаясь верным своему стремлению исследовать взгляды Твена в их развитии, Фонер анализирует и сложный процесс преодоления им этих предрассудков.

Рассматривая вопрос об участии Твена в гражданской войне, Фонер показывает, как писатель, который не принадлежал тогда к противникам рабовладения, превратился в борца не только против расовой дискриминации негров, но и против всякого национального угнетения и национального неравенства.

Сравнительно небольшой раздел «Линчевание негров» представляет особый интерес. В нем Фонер рассказывает о том, как Твен подготавливал книгу по истории суда Линча. Он надеялся, что такая книга «вынудит шерифов остановить негодяев и положить конец линчеваниям, число которых все время растет и которые распространяются на Север».

Выступления Твена против расизма не потеряли своей остроты и в наши дни. Справедливо подчеркивая эту мысль, Фонер допускает некоторое преувеличение, когда говорит, что Твен создал «живые образы героических невольников, борющихся за свободу». Ведь и без этого преувеличения Фонер приводит достаточно материалов, которые показывают подлинный гуманизм Твена, выступившего против расизма и осуждавшего все формы угнетения и притеснения человека.

Марку Твену был ненавистен дух стяжательства, но к отрицанию его он пришел не сразу. Фонер справедливо говорит о двойственности, противоречивости и сложности отношения Твена к капитализму и показывает, как постепенно Твен отходил от многих иллюзий, связанных с его верой в буржуазную демократию, и в частности в свободу частного предпринимателя, каковым Твен, как известно, одно время даже пытался стать.

Впервые здесь Филип Фонер сообщает о том, что Марк Твен, который остроумно высмеивал девиз современных ему дельцов: «Разбогатеть бесчестным путем при удаче, а честным — по необходимости», намеревался издать заметки по общественной истории Соединенных Штатов 1850—1900 годов и собирался показать в них, какое отрицательное влияние на жизнь США оказывала жажда денег и порожденные ею жестокость и цинизм.

Впервые в США Твен-антиимпериалист получил в книге Фонера возможность высказаться по многим вопросам. Фонер приводит множество неопубликованных или неизвестных до сих пор широкому читателю антиимпериалистических выступлений великого американского писателя.

Фонер начинает анализ взглядов Твена-антиимпериалиста со справедливого указания на то, что во взглядах молодого Твена на аннексию было много наивного и ошибочного. Твен в 60-е годы оказался, может быть на очень короткий промежуток времени, в плену аргументации сторонников американского империализма. В качестве примера Фонер ссылается на лекцию «Сандвичевы острова», которую Твен прочел 2 октября 1866 года, вернувшись из путешествия по Тихому океану. И затем Фонер умело и аргументированно прослеживает, как, порвав с этими взглядами, Твен стал сознательным борцом против империализма. Особенно тонко и внимательно рассматривает Фонер отношение Твена к испано-американской войне. Он убедительно обосновывает свое мнение на тот счет, что поддержка Твеном на первых порах американского вмешательства в дела Кубы была результатом его недостаточной осведомленности, обусловленной скудостью информации, которую получал Твен до своего возвращения из Европы в Америку.

Избегает произвольных домыслов Фонер и в рассмотрении отношения Твена к англо-бурской войне. Объясняя молчание Твена, стоявшего на стороне буров, он ссылается на следующее обстоятельство: «Марк Твен верил, что политические традиции Англии делают ее союзницей тех демократических сил, которые противостояли империалистической Германии и царской России». К этому следует добавить, что Твен заблуждался насчет английского демократизма.

К лучшим страницам книги относятся те, где Фонер рассматривает участие Твена в деятельности Антиимпериалистической лиги. Фонер цитирует многие яркие выступления Твена против империалистов и колониализма.

В книге приводятся большие отрывки из брошюры «Монолог короля Леопольда в защиту его владычества в Конго», написанный Марком Твеном в 1905 году. Этот страстный памфлет обличает бельгийских колонизаторов и их связи с американскими монополистами; Твен доказывает, что Соединенные Штаты несут большую долю ответственности за существование колониального режима в Конго, так как они первыми признали «исключительное право» короля Леопольда на Конго. Твен гневно писал: «Ведь наша свободная республика была официальной крестной матерью Кладбища Конго: первой из всех держав она признала его пиратский флаг и несет вину за то, что хранила молчание, зная о бесчисленных убийствах несчастных туземцев и других чудовищных злодеяниях, совершаемых под этим флагом бельгийским королем Леопольдом».

С гневом характеризует Твен в письме от 31 декабря 1901 года роль американского президента Мак-Кинли во время испано-американской войны: «Война Мак-Кинли не менее позорна, чем война Чемберлена. Как бы я хотел, чтобы народ линчевал обоих мошенников!» Эти слова сорок восемь лет утаивались от американской общественности, — душеприказчики Твена не хотели шокировать преемников Мак-Кинли в Белом доме.

Фонер приводит многочисленные факты о тех трудностях, какие пришлось Твену преодолевать в борьбе против реакции, о той травле, которой его подвергали реакционеры и буржуазная пресса. Как бы предваряя Маккарти, газета «Арми энд нейви джорнал» опубликовала статью «Марк Твен — изменник!», в которой утверждала, что «если бы такая статья, как «Человеку, Ходящему во Тьме», появилась во время любой другой войны, ее автора посадили бы в тюрьму как изменника».

Гонениям подвергались и книги Марка Твена. Фонер рассказывает о том, как был встречен роман Марка Твена «Приключения Гекльберри Финна», который за правдивое изображение американской жизни подвергся критике со стороны писателей, чуждых реалистическому искусству. Больше того, Конкордская публичная библиотека даже наложила запрет на «Приключения Гекльберри Финна» ввиду его якобы разлагающего влияния на молодое поколение.

Эти и многие другие факты свидетельствуют о том, что определенные официальные круги Америки стремились при жизни писателя помешать распространению лучших книг Марка Твена, они раскрывают и те причины, по которым до сих пор значительная часть творческого наследия его не опубликована в США и не стала достоянием общественности.

Наименее изученной стороной в творческой биографии Твена является его отношение к рабочему классу, так как душеприказчики великого американского писателя старательно избегали публикации материалов, которые могли бы пролить свет на эту проблему. В книге Фонера по существу впервые публикуются материалы о связях Марка Твена с рабочим движением и делается попытка всесторонне рассмотреть отношение писателя к профсоюзам и к социализму, что безусловно составляет большую заслугу Фонера.

Хороший знаток истории профсоюзного движения в США, Филип Фонер показывает, как Твен поддерживал выступление на политическую арену рабочей организации Ордена рыцарей труда. Особенно интересно приводимое Фонером высказывание влиятельного органа рабочего движения — «Газеты Джона Суинтона», которая утверждала, что Твен своей книгой «Жизнь на Миссисипи» «внес ценный вклад в борьбу рабочего класса за справедливость». Дело в том, что в этой книге Твен, как справедливо отмечает Фонер, с сочувствием рассказал о деятельности Ассоциации лоцманов, в которую он входил, — этого своеобразного профсоюза речников.

Фонер приводит почти полностью текст речи Твена на тему «Рыцари труда — новая династия», с которой он выступил 22 марта 1886 года в разгар кампании, направленной против организованного рабочего движения в США. Эта речь дает яркое представление о сочувствии Твена рабочему движению. Особенно большое впечатление оставляют слова Твена о том, что рабочий класс «и есть наша нация, и она продолжает еще говорить».

Фонер справедливо отмечает слабые места речи Твена, в частности преувеличение им размаха деятельности Ордена рыцарей труда. Правда, затем Фонер сам допускает некоторое преувеличение, говоря об отношении Твена к социализму и рабочему движению.

Сравнивая отношение к социализму Хоуэлса и Твена, Фонер дает понять, что в отличие от Хоуэлса, преувеличивавшего роль интеллигенции в борьбе за социализм, Твен возлагал свои надежды на рабочий класс, хотя Фонер и признает в осторожной форме, что Твен «не считал, подобно своему другу [Хоуэлсу], что социализм уничтожит это зло» (капитализм). Больше того, Фонер пишет: «Он [Марк Твен] твердо верил, что в современном обществе способна уничтожить зло капитализма лишь одна сила — организованный пролетариат».

Здесь необходимо уточнение. — Твен не был социалистом, и тем более не был он борцом за победу рабочего класса над капитализмом в прямом смысле этих слов. Правильнее тут было бы говорить о глубоком демократизме Марка Твена, который искренне сочувствовал народу, в том числе и рабочему классу, и ненавидел все и всяческие формы угнетения и эксплуатации человека.

Интересные материалы сообщает Фонер относительно поддержки Твеном борьбы русского народа, русских рабочих против царизма. Большинство этих выступлений, правда, уже знакомо советскому читателю по многочисленным изданиям книг Марка Твена, опубликованным в Советском Союзе многомиллионными тиражами на двадцати пяти языках народов СССР.

Издание на русском языке книги Фонера поможет советским людям составить более полное и широкое представление о Марке Твене — писателе и человеке, поможет глубже понять природу гениального смеха Марка Твена — юмориста и сатирика, великого американского писателя-реалиста.

Я. Засурский

Примечания

*. Ф. Фонер, История рабочего движения в США, т. I, М., ИЛ, 1949; т. II, М., ИЛ, 1958.

**. «Jack London — American Rebel», ed. by Ph. Foner, 1947.

***. Наиболее обстоятельный анализ творческого и идейного пути Марка Твена содержится в книге М. Мендельсона «Марк Твен», М., «Молодая Гвардия», 1958, и в предисловии М. Мендельсона к Собранию сочинений Марка Твена, т. I, М., Гослитиздат, 1959. См. также книгу М. Бобровой «Марк Твен. Критико-библиографический очерк», М., Гослитиздат, 1952, и предисловие А. Старцева к книге М. Твен, Избранные произведения, М., Гослитиздат, 1937.

****. См. книгу Van Wyck Brooks, Days of the Phoenix. The Nineteen Twenties Remember, N. J., 1957.





Обсуждение закрыто.