Глава вторая. Шут или обличитель?

В пространных некрологах, появившихся в печати после смерти Марка Твена, обсуждался вопрос, в какой мере Твен был легковесным «присяжным юмористом» и в какой выходил за рамки этого амплуа, иначе говоря: не было ли в его юморе серьезных глубинных течений, придававших ему существенность и смысл.





Обсуждение закрыто.