Начало дебатов

Вопрос этот имел известную давность. Еще в 1867 году его поставил издатель первой книги Твена — Чарльз Г. Уэбб, утверждавший, что автор ее в первую очередь моралист и лишь во вторую — юморист. «Своим рассказом о лягушке Твен сразу же достиг вершины популярности и завоевал реноме «дикого юмориста тихоокеанских склонов». Но он не менее известен как «моралист Побережья», и не исключено, что как раз с этим именем память о нем перейдет к потомкам».

Как редактор журнала «Калифорниен», Уэбб не раз указывал, что заразительный смех Твена лишь маскирует его «истинное существо вдумчивого и проницательного наблюдателя и что в основе его склонности к шутке и юмору лежат именно эти качества, придавая им особую силу». Ближайший сподвижник Марка Твена по его работе в «Калифорниен» Брет Тарт тоже одним из первых распознал эти стороны твеновского юмора, лишь много лет спустя получившие общее признание. В статье, напечатанной в газете «Дейли рипаблик», выходившей в Спрингфилде, штат Массачусетс, в номере от 10 ноября 1866 года Тарт подчеркивал ненависть Твена ко всякому притворству и очковтирательству и его умение писать серьезно — умение, благодаря которому, как он предсказывал, «дарование Твена еще сослужит человечеству великую службу. Особенность его таланта в том, что он при желании пишет хорошо и по-настоящему серьезно, а ведь это и есть пробный камень истинного юмора».

Однако на такую оценку твеновского таланта, его двойной сущности — юмориста и моралиста, — данную Уэббом и Гартом, было способно лишь меньшинство. Критика, за редким исключением, лепила на него ярлык «присяжного юмориста», приравнивая к таким писателям, как Джош Биллингс, Сэт Ловингуд, Орфеус Ч. Керр, Артемус Уорд, и им подобным. Первая книга Твена осталась в сущности не замечена критикой, в лучшем случае ее определяли как «сборник безобидных шуток и анекдотов». Среди сторонников другого мнения выделяется голос Брета Гарта. В статье, напечатанной в «Калифорниен», он снова подчеркнул двойную стихию твеновского юмора. «Одной из характерных черт этого юмора является лежащая в его основе острая наблюдательность, трезвый, здравый смысл и ясное... проникновение в человеческие слабости и недостатки. Все это придает юмору Твена особое значение и достоинство независимо от его способности смешить».

Познакомившись с книгой «Простаки за границей» в 1869 году, Брет Гарт увидел в ней подтверждение своей ранней оценки Марка Твена. В рецензии для «Оверленд мансли» Гарт восхвалял не только ее оригинальный замысел и юмор, но и «поистине блестящую риторику, выразительную и образную». «Прочитав эту книгу, — заключает он, — мы не видим оснований отказываться от мнения, которого придерживались еще до знакомства с ней, а именно что мистер Клеменс должен быть зачислен в первые ряды юмористов западных штатов; в Калифорнии же ему противостоит единственно «Джон Феникс»1, чей юмор при всей своей органичности и изощренности лишен, однако, внутренней серьезности и широты замысла, свойственных Марку Твену».

Брет Гарт не единственный критик, видевший в Марке Твене не только юмориста. «Простаки за границей» рецензировались всего лишь в трех журналах, хотя книга мгновенно разошлась и еще задолго до ее появления положенная в ее основу серия корреспонденций, печатавшихся в «Альта Калифорния» и нью-йоркской «Трибюн», привлекла внимание всей страны. Уильям Дин Хоуэлс, рецензировавший ее для «Атлантик мансли», вторым из ведущих американских критиков признал, что дарование Твена выходит за рамки бездумного юмора. Как и Тарт, он отмечал в книгах Твена те черты, которые лишь со временем завоевали общее признание. Хоуэлс писал: «Буйным цветением таланта и избытком творческих сил объясняется то, что он так же забавен в исполнении, как и в замысле своей книги. Юмор Твена при всей его неуемной щедрости беззлобен и обаятелен даже в своем озорстве; мы готовы забыть, что осмеянию подвергается порой слабая и беспомощная сторона, и готовы простить писателю его чрезмерную порой задиристость и непочтительность...

...Эта книга должна завоевать своему автору нечто большее, чем неопределенное положение всеобщего любимца. В нашу задачу не входит устанавливать место Твена среди других юмористов, которых дала нам Калифорния, но мы полагаем, что он на свой особый лад, отличный от других, заслуживает быть поставленным в ряд с лучшими из них».

Итак, Твен уже на раннем этапе своей писательской деятельности не мог пожаловаться на отсутствие понимания среди критиков. Впрочем, далеко не все они разделяли эту точку зрения. Большинство критиков продолжало видеть в нем «присяжного шута». Так, журнал «Нейшен» в декабре 1870 года, спустя полтора года после выхода «Простаков», причислял Твена к присяжным шутникам типа Артемуса Уорда, Джоша Биллингса и Петролиума В. Несби2. Главная заслуга Твена, по мнению «Нейшен», заключалась в том, что он «доставляет своим многочисленным читателям безобидное развлечение».

Появление книги «Налегке.» в начале 1872 года ни: сколько не изменило картины. Критика, собственно, прошла мимо нее, отзывы появились только в «Атлантик мансли» и «Оверленд мансли». Обе рецензии были положительными. В «Атлантик мансли» Хоуэлс писал, что «хотя «Налегке» и не блещет особыми литературными достоинствами, однако книга до чрезвычайности занимательна, а юмор ее всегда приятен, мужествен и благороден». Рецензент «Оверленд мансли» (возможно, тот же Брет Гарт) подчеркивал: «Особое очарование книги заключено в ее непосредственности и естественности, за которой чувствуется неподкупная честность сердца и грубоватый, трезвый ум, враждебный сентиментальности и позерству». Итак, счет оставался прежним: более прозорливые критики, подобно Гарту и Хоуэлсу, усматривали в твеновском юморе черты, отличавшие его от современных писателей-юмористов, но то были все еще одинокие голоса. Пожалуй, типическую для своего времени характеристику Твена встречаем мы у Н.К. Ройса в его «Руководстве по американской литературе» (1872), где имя Твена упомянуто в примечании подтекстом в числе «авторов комических сценок, обыгрывающих всякие смехотворные несуразицы в области орфографии и языка в ущерб другим элементам комического».

Примечания

1. Джон Феникс — псевдоним американского юмориста Джорджа Хорейса Дэрби (1823—1861).

2. Петролиум Везувий Несби — псевдоним Дэвида Росса Локка (1833—1888), американского сатирика, завоевавшего большую популярность во время гражданской войны серией сатирических очерков, написанных им в поддержку северян. 



На правах рекламы



Передвижная лестница — Вся информация! Лестница цена (aluml.ru)

Обсуждение закрыто.