Организованный рабочий класс — надежда цивилизации

Твен относился к организованным рабочим не без критики. Он осуждал практику цеховых профсоюзов, не допускавших в свои ряды неквалифицированных рабочих и создававших барьеры для рабочих-иммигрантов, которые желали вступить в члены союза, — этим он особенно возмущался. Ему также казалось, что профсоюзы неправы, протестуя против механизации промышленности, ибо он был убежден, что «если машина лишит работы одного человека, зато другим десяти она ее даст». И все же Твен считал, что при всех своих недостатках профсоюзы — единственная защита рабочего класса «от несправедливости и гнета» и в конце концов победу так или иначе одержит рабочий класс. По мысли Твена, борьба рабочих за сносные условия жизни и сохранение человеческого достоинства, которую они вели через свои профессиональные союзы, составляла часть нескончаемой борьбы человечества за расширение своих свобод. Говоря словами одного из рабочих, участников диспута в клубе механиков (роман «Американский претендент»), это часть длительной борьбы против «обласканного судьбой меньшинства», разбогатевшего, добившегося благоденствия «ценою крови и пота живущих в бедности безымянных масс, производителей всех благ земных, не допускаемых, однако, к участию в их потреблении». Во время забастовки шахтеров Твен назвал ее «стачкой во имя свободы». «История повторяется — Иоанн и бароны, Хемиден и корабельный налог, Конкорд и Лексингтон»1.

Рабочий из «Американского претендента», участник диспута в клубе механиков, выражая мысли автора, заявляет, что главное богатство нации — это ее счастливые граждане и только степень обеспеченности трудящихся может служить пробным камнем прогресса. Достичь всего этого должен сам рабочий класс, сплотившись вокруг своей организации.

Эту точку зрения Твен сохранил на всю жизнь. Пейн рассказывает об одном из последних вечеров, проведенных Твеном в обществе Хоуэлса: «Беседа перешла на социологию и профсоюзы, за которые Клеменс стоял горой, видя в них единственное средство для рабочих добиться своих прав». Свое отношение к рабочему вопросу Твен выразил, давая характеристику одной хорошей знакомой, весьма набожной женщине, с которой он резко расходился во взглядах на религию. «Но она стоит за права рабочих и признает профсоюзы и стачки так же как и я!»

Твен чрезвычайно гордился любовью рабочего класса. Он был счастлив, что рабочие газеты перепечатывают эпизод из «Жизни на Миссисипи», в котором рассказывается о профсоюзе лоцманов, и XXXIII главу из «Янки при дворе короля Артура»; и вот как он описал встречу, оказанную ему в Англии в 1907 году:

«И кто все это начал? Именно те, кого я выбрал бы сам из всех людей на свете: мои братья по классу, дети труда, настоящие создатели империй и цивилизаций — портовые грузчики! Выстроившись на палубе, они так гаркнули во все горло, приветствуя меня, что я был просто потрясен».

Оставим на совести Твена фразу «братья по классу», хотя писатель, по-видимому, имел в виду свою работу в молодости типографским рабочим и лоцманом; во всяком случае, в его искренних чувствах можно здесь не сомневаться.

В книге «По экватору» Твен восхищается правами австралийского рабочего класса: «Заполучить его голос на выборах — мечта политических деятелей... парламент для того и существует, чтобы выражать волю рабочего человека, а правительство — чтобы ее выполнять. В Австралии рабочий человек повсюду великая сила, но Южная Австралия — его рай. Он много страдал в мире сем и заслужил свой рай. Я рад, что он его нашел». В записной книжке Твена находим еще такую фразу: «Австралия — это современный рай: ею управляют одни трудящиеся».

Все эти факты опровергают замечания, которые делались при жизни писателя и продолжаются поныне, будто Марк Твен пытался укрыться в VI веке от проблем современности, не находя в себе мужества открыто говорить о них. Хотя Твен отказывался покинуть письменный стол и включиться в активную борьбу между трудом и капиталом, он многократно с предельной ясностью заявлял, что его личные симпатии на стороне рабочих. «Мыслями и душой, — пишет Хоуэлс, — он был на стороне тех, кому достается вся тяжелая работа, кому приходится трепетать перед теми, кто держит их впроголодь».

Свое отношение к рабочему классу Твен суммировал в одной фразе: «Рабочий класс создает все богатства, он строит цивилизацию, без него никакая цивилизация не может быть построена». Еще определеннее он высказывался о том, что только рабочий класс может уберечь демократический строй от «несметно богатых корпораций». Рисуя демократическую Америку, избавленную от «моральной гнили», порожденной «золотой лихорадкой», Твен возлагал надежды на рабочих как будущих созидателей. Рабочие всего добьются сами, собственными усилиями, через свою организацию и при помощи избирательного права, предсказывал он.

Примечания

1. Иоанн — король Англии (1199—1216); в борьбе с восставшими против него английскими баронами вынужден был даровать им в 1215 г. так называемую Великую хартию Вольностей. Хемпден Дж. (1594—1643) — один из руководителей английской революции XVII в.; возглавлял борьбу против корабельного налога, незаконно введенного королем Карлом I. Конкорд и Лексингтон — места первых крупных сражений в 1775 г. в борьбе североамериканских колоний за независимость.





Обсуждение закрыто.