Предрассудки раннего возраста

Детство Твена прошло в той среде, где недоброжелательное отношение к иммигрантам усугублялось враждебностью к католицизму и уверенностью, что только коренные американцы — настоящие люди. В 1853 году, когда Твен в поисках счастья покинул родной Ганнибал, он вывез оттуда презрение и нетерпимость к иностранцам (особенно к католикам ирландского происхождения), и это придало специфическую окраску многим его произведениям раннего периода. Прошло почти полстолетия, пока предубеждение против католической церкви не сменилось у него терпимостью. И вообще, если даже не считать его предвзятого отношения к католикам, ранние отзывы Твена об иностранцах мало чем отличались от традиционных нападок реакционных американских газет того времени.

В восемнадцать лет Твен возмущался засильем иностранцев в восточных городах Соединенных Штатов. В августе 1853 года он писал родным, что потрясен «множеством грязного сброда» в иммигрантских кварталах Нью-Йорка. Спустя три месяца его поразило количество иностранцев в Филадельфии. Узнав, что филадельфийские печатники не смогли собрать нужных средств для постройки памятника Бенджамину Франклину, Твен возмущенно писал брату Ориону: «Здесь столько отвратительных иностранцев... которые ненавидят все американское! Для подобной цели даже в Сент-Луисе наверняка можно было бы собрать не меньше денег, чем в Филадельфии. Сегодня утром я посетил типографию Франклина... Иностранцев там работает ровно столько, сколько американцев, если не больше».

Много лет спустя Твен вспоминал, что цитируемые выше письма были написаны им во времена, когда «частенько вспыхивали беспорядки, вызванные действиями «ничего не знающих»»1. Хотя у нас нет оснований предполагать, что Твен тоже состоял в этой партии, одно бесспорно, что тогда он сочувствовал ее стремлению положить конец иммиграции в Соединенные Штаты и затруднить для иностранцев получение американского гражданства. В письме к Фрэнку Борроу в 1876 году Твен признался, что в девятнадцать-двадцать лет проявлял «нетерпимость». Справедливости ради надо сказать, что эта нетерпимость сохранялась у него и позже. Она чувствуется даже в книге «Налегке» (1872), содержащей неодобрительные отзывы об иностранцах, в частности об ирландцах.

Однако впоследствии Твен становится настоящим борцом за права иммигрантов и горячо осуждает враждебное отношение к ним. В его записной книжке есть такие строки, помеченные 1899 годом: «Патриотизм доводится до бессмысленной крайности. Я знаю людей, которые не любят бога за то, что он иностранец».

Примечания

1. «Ничего не знающие» — так называлась расистская партия, образовавшаяся после распада американской партии вигов. «Ничего не знающие» проповедовали ненависть к неграм, евреям и католикам, устраивали погромы. В 1855 г. руководство партией захватили южане и она стала называться Американская партия.





Обсуждение закрыто.