Индейцы

В 1882 году Марк Твен сделал такой набросок в своей записной книжке:

«Правительство Соединенных Штатов:

— Мы убили двести индейцев.

— Во что это обошлось?

— В два миллиона долларов.

— На эти деньги вы могли дать им высшее образование».

Индейцев продолжали истреблять, ибо на их земли зарились спекулянты и переселенцы. Твен уже не считал возможным ограничивать свой протест записной книжкой. В 1885 году он обратился к президенту Кливленду с просьбой защитить индейцев на Западе и положить конец варварскому обращению с ними правительственных уполномоченных и частных лиц. «Вы не только располагаете властью, чтобы прекратить всякий разбой в нашей стране, — писал Твен, — но вы полностью доказали свою непоколебимую волю и целеустремленность в этом вопросе». В подтверждение того, что применение «власти» не терпит отлагательств, Твен приложил следующее официальное объявление из газеты «Саут-вест сентинел», выходящей в Силвер-Сити, штат Нью-Мексико:

«Двести пятьдесят долларов в награду будет уплачено Комиссией окружных уполномоченных графства Грант любому гражданину за каждого убитого изменника-врага апаша по предъявлению им скальпа убитого индейца.

По поручению комиссии, делопроизводитель И. Стайн».

Протест, направленный Твеном президенту Кливленду, имеет для нас большое значение, ибо он опровергает измышления, что Марк Твен был якобы настроен против индейцев и равнодушен к тому, как возмутительно с ними обращались. Это обвинение в значительной мере основано на том, что Твен требовал низвести с пьедестала традиционную фигуру «благородного дикаря», неизменный атрибут произведений романтического жанра, главным образом Джеймса Фенимора Купера. Твен, как и Френсис Паркман1, Брет Тарт и другие писатели, считал индейцев Купера плодом чистейшей фантазии. Купер, по словам Твена, «видел их [индейцев] сквозь пелену лунного света романтики».

Нельзя отрицать, что значительная часть написанного Твеном об индейцах представляла собой шарж, в котором писатель был склонен подчеркивать наименее эстетичные стороны их жизни. Он слишком часто прибегал к изображению индейцев в непривлекательном свете и слишком назойливо подчеркивал их некультурность. Но, с другой стороны, он показывал и жалкое положение этого народа, объясняя его не какими-то недостатками в характере индейцев, а тем, что белые переселенцы отняли у них землю и низвели их до положения париев. «Первым моим американским предком, джентльмены, был индеец, древний индеец, — заявил Твен на банкете Общества Новой Англии в 1881 году. — Ваши предки содрали с него живого кожу, и я остался сиротой».

Превращение Марка Твена в борца за угнетенных всех рас, всех цветов кожи и всех вероисповеданий происходило медленно. Письма и фельетоны молодого Твена содержали пренебрежительные оценки людей иностранного происхождения. Со временем он сумел изжить большинство этих предрассудков и стал рупором борьбы за права негров, рупором борьбы против антисемитизма и преследований американцев китайского происхождения. В своей последней предсмертной книге «Путешествие капитана Стормфилда в рай» Твен показывает «загробный мир», в котором живут мужчины и женщины всех национальностей, вероисповеданий и цвета кожи — американские индейцы, негры, китайцы, евреи, магометане и белые христиане, — сплоченные крепкими узами братства.

Примечания

1. Паркман Фрэнсис (1823—1893) — американский историк.





Обсуждение закрыто.