Антиимпериалистическая лига

Широкие массы американского народа — негров и белых — протестовали против империалистической политики правительства. Оппозиция принимала организованные формы еще в ходе испано-американской войны, по мере того как становилось ясным; что эта война преследует захватнические цели. Организация, объединившая оппозиционные силы, называлась Антиимпериалистической лигой.

Американская антиимпериалистическая лига родилась 15 июня 1898 года на массовом митинге в Фанейл-холле в Бостоне, который был свидетелем многих исторических собраний времен американской революции и борьбы против рабовладельчества. Участники митинга приняли резолюцию протеста против захватнической войны; в ней говорилось, что рано думать об управлении чужеземными народами, «пока мы не научимся охранять права собственного населения, например негров на Юге и индейцев на Западе, и управлять такими большими городами, как Нью-Йорк, Филадельфия и Чикаго». Был избран антиимпериалистический комитет для письменных связей «с частными лицами и организациями по всей Америке». В этой резолюции особо отмечалась необходимость заручиться поддержкой рабочего класса; была составлена смета расходов по «изданию и распространению антиимпериалистической речи, произнесенной незадолго до этого председателем Американской федерации труда Сэмюелом Гомперсом», и выделена подкомиссия «для составления и рассылки по стране воззвания к рабочим с призывом протестовать против империализма посредством резолюций и всякими другими путями». Антиимпериалистическая лига через свои многочисленные местные отделения подняла энергичную кампанию с целью повлиять на сенат, чтобы он забаллотировал мирный договор с Испанией. Сплошным потоком шли в сенат петиции, в которых выражался протест против «распространения господства Соединенных Штатов на Филиппинские острова». Пока сенаторы готовились к голосованию, тысячи петиций поступали в Вашингтон с требованием исключить из условий мирного договора пункты об аннексии Филиппин и Пуэрто-Рико. Не удивительно, что Генри Кэбот Лодж, лидер империалистического крыла в сенате, писал своему единомышленнику шовинисту Теодору Рузвельту: «У нас будут неприятности из-за этого договора».

Договор был ратифицирован большинством всего в один голос. Тридцать три сенатора твердо держались оппозиции. Когда все окончилось, Генри Кэбот Лодж, облегченно вздохнув, заявил: «Это была наиболее жестокая и тяжелая битва из всех, в каких мне приходилось доселе участвовать».





Обсуждение закрыто.