Твен и империализм в Китае

С самого начала своей общественной и литературной деятельности Твен и умом и сердцем был на стороне Китая в его «единоборстве с миром». Еще в 1868 году в статье «Договор с Китаем» он выражал негодование по поводу иностранных «концессий» в Китае и призывал к ликвидации сеттльментов1, в которых белые иностранцы вели себя так, словно китайская земля принадлежала им.

«Иностранцы, поселившиеся на территории концессий, создают свои судебные учреждения, — писал Твен, — собственную полицию и живут по законам, установленным ими самими. Взимают налоги по своему усмотрению, мостят улицы, ставят газовые фонари... Даже китайцев, живущих на территории так называемых концессий, они облагают налогами и неукоснительно взыскивают их. Допускаю, что китайцам живется под их эгидой не хуже, чем жилось бы под эгидой китайских властей где-нибудь в другом месте, допускаю также, что справедливо, может быть, требовать с них плату за хорошее управление, но неверен сам принцип... Муниципальный совет, облагавший этих китайцев налогами, сплошь состоит из иностранцев, иными словами, налоги устанавливались без представителей местного населения, а это именно то, против чего мы у себя боролись целых семь лет, пока наконец не победили».

Особенно возмущало Твена презрительное отношение белых иностранцев, живших при «концессиях», к китайцам. Они смотрели на местное население «как на варваров, недостойных сострадания, которых можно попирать ногами, пользуясь их беззащитностью». Белые иностранцы, писал Твен, — «это тиранический класс, открыто заявляющий, что китайцев надо силой принуждать к повиновению, ибо иностранцы лучше знают, что для них полезно, и, следовательно, простое христианское милосердие требует хватать их за горло и заставлять делать то, что просвещенные иностранцы считают правильным».

Еще в 1868 году Твен предсказывал, что, если иностранцы не. откажутся от порочной системы концессий и не начнут обходиться с китайцами хотя бы внешне уважительно, китайский народ в один прекрасный день восстанет, чтобы прогнать их всех со своей земли. Вот почему боксерское восстание нисколько не удивило Твена. Понимая, что китайцам вряд ли удастся отразить нашествие армии восьми держав, в том числе и Соединенных Штатов, Твен сочувствовал им и был целиком на их стороне. 12 августа 1900 года, за день до вступления объединенных войск интервентов в Пекин, Твен писал Твичелу: «Китай сейчас в центре внимания; сам я всей душой на стороне китайцев. Коронованные европейские грабители обходились с ними гнуснейшим образом, и я надеюсь, что китайцы выгонят иностранцев всех до единого и больше никогда к себе не пустят. Но от всей души желая этого, должен признаться, что я в это не верю». Однако, если Китай и оказался бы побежденным, по мысли Твена, это было бы лишь временное поражение. В конце концов, предсказывал он, «Китай завоюет свободу».

Примечания

1. Сеттльменты — кварталы китайских городов, населенные иностранцами и исключенные из китайской юрисдикции.





Обсуждение закрыто.