Заключение

Как показал проведенный анализ, историческая проблематика занимает чрезвычайно важное место в наследии Твена; она пронизывает едва ли не все главные его книги, помимо тех произведений, которые образуют своеобразную трилогию. Марку Твену было присуще «чувство истории», осмысление жизненных явлений не в застывшем виде, а в движении, когда современность оценивалась с точки зрения прошлого, движения цивилизации. «Век нынешний» неизменно рассматривался Твеном в соотношении с «веком минувшим».

Обращаясь к историческим реалиям, Твен должен был опробовать новые для себя приемы повествования, обогащать свою писательскую палитру свежими красками. В исторической трилогии, в «Таинственном незнакомце», равно как и в «травелогах» он создавал синтетические жанровые формы, сплавляя, казалось бы, разнородные стилистические элементы.

В «Жанне д'Арк» писатель погружается в новую для себя стихию героики и патетики. В «Принце и нищем» демонстрирует искусство сюжетостроения, мастерство структурной слаженности. В «Янки» Твен выступает не только как мастер бурлескных, комических и сатирических сцен, но и как блестящий пародист. Образцами антиклерикальной сатиры насыщена «Жанна» (таков, отталкивающий в своей низости, образ епископа Кошона). Библейские темы и мотивы по-новому интерпретированы в «Таинственном незнакомце». Во всех этих произведениях в полной мере проявились Твеновская фантазия и сила воображения.

Важнейшие стороны художественной манеры писателя нашли свое отражение в его «травелогах»: поразительная наблюдательность; наличие в повествовании множества зримых деталей, неожиданных ассоциаций;

особый стиль, для которого характерны публицистические отступления, ирония, гиперболизация образов.

Произведения Марка Твена, посвященные вопросам истории, не являются каноническими образцами исторической романистики. Писателю присуще особое видение прошлого. Изображая ту или иную эпоху, Твен стремился к максимальному обобщению фактов. Его не слишком интересовали частности истории, вопросы хронологии, достоверность описываемых им событий. Твена волновала прежде всего моральная составляющая исторического процесса. Так, например, в предисловие к «Янки» писатель прямо предуведомляет читателей, что он не собирается соблюдать верность хронологии, описывая реалии и законы Англии VI века. В предисловие же к «Принцу и нищему» Твен указывает на легендарный, сказочный характер истории, которую он предлагает на суд читателя. Такое отношение к фактографическому материалу давало Твену возможность моделировать определенные исторические ситуации для того, чтобы выявить универсальные законы по которым развивается история. «Условный» Твеновский историзм давал возможность писателю осуществлять значительные философские обобщения и, кроме того, позволял вводить в повествование элементы дидактизма. В результате этого, многие произведения Твена тяготеют к притче и сказке.

Не будучи профессиональным историком, Твен имел дело с мифологизированной историей, а не с конкретными событиями прошлого. Оценка его «исторических» романов убеждает, что в их центре стоят не столько события реальной истории, сколько художественная интерпретация мифов и легенд. Писатель обращается к преданиям о добром короля Эдуарде, легенде о Жанне д'Арк, мифе о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола.

Таким образом, история, в глазах Твена, была не столько объектом исследования, сколько предметом экспериментирования. Писатель испытывал интерес не только к тому, что было, но и к тому, что могло бы быть. Неслучайно особого внимания Твена удостаивались те моменты истории, в которых логика исторических процессов словно бы нарушалась (таков период деятельности Жанны д'Арк), либо временно отменялось (период междувластия, во время которого происходит действие «Принца и нищего»). В этом же ряду можно вспомнить вмешательство сверхъестественных сил в историю в романе о Янки.

По нашему мнению, твеновские эксперименты с историей генетически восходят к фольклору и народной смеховой культуре. Если в «Принце и нищем» экспериментирование носит мифотворческий характер, то в «Янки», напротив, — развенчивающий, пародийный. Но оба они — народны в своей основе; оба — восходят к игре и карнавалу.

Другой определяющей чертой твеновского историзма является его обусловленность задачами литературно-полемического характера. Так, в «Простаках за границей» писатель развенчивает не столько саму Европу, сколько те мифы, которыми она окружена, а такие произведениях Твена как «Принц и нищий», «Янки при дворе короля Артура» полемически направлены против эстетики и философии романтизма.

У Твена не было неких четких, «застывших» взглядов на историю. Представления писателя о сущности истории и прогресса на протяжении всего творческого пути писателя претерпевали значительную трансформацию. Судьбоносные события, происходившие у него на глазах в течение его долгой жизни, меняли его понимание хода и сущности исторических процессов.

В ранних произведениях Твен в своих трактовках истории исходил из мысли о принципиально новом характере американской культуры и истории. Так, уже в «Простаках за границей», первой книге писателя, мировая история отчетливо делится на «ветхую» и «новую». Старый Свет, уподобляемый гигантскому некрополю, противопоставлен писателем здоровому и полному сил Новому Свету. Такая, мифологическая в своей основе, оценка культурной ситуации в мире, нашла обоснование в философских представлениях Твена, восходящих к идеям американских просветителей, с одной стороны, и историков-вигов, с другой.

Марк Твен раннего периода в своих оценках исторических событий, исходил из представления о поступательном движении истории по пути все большего морального и материального прогресса. Причем технический прогресс и нравственное развитие общества были неотделимы в сознании писателя; являлись взаимообусловленными. Таким образом, ценность того или иного факта истории определялась с точки зрения нравственных, этических критериев. Если в событии не обнаруживалось следов морального прогресса, то для Твена оно не являлось подлинно историческим. Признаками настоящей цивилизации были для Твена свобода и равенство. Период истории Европы со времени Средневековья до эпохи Французской революция, являл собой, по мнению писателя, временем попрания этих ценностей. Европейской цивилизации, основанной на принципах феодальной иерархичности, Твен противопоставляет американскую демократию. При этом демократизм понимается писателем широко. Это не только вид политического устройства, но и особая форма отношения к жизни, особое мировидение, для которого характерны максимальная свобода и независимость человека в своих суждениях, отсутствие пиетета и благоговения перед чем-либо. Традиционализм культуры Европы отождествлялся Твеном с косностью, инертностью, конформизмом, демократизм американской — с прогрессивностью и свободолюбием. На основании этого Европа объявлялась Твеном прошлым днем человечества. Такая позиция нашла свое отражение в очерково-документальной книге «Простаки за границей».

Парадоксальным образом идея «избранности» американской нации сочеталась в творчестве писателя с ностальгическими мотивами. Неслучайно, действие его большинства книг на американском материале отнесено в прошлое. Так, жизни довоенного Юга посвящена его трилогия о Миссисипи, в которой также отчетливо выражен исторический аспект. Именно времена детства и юности писателя ассоциировались у Твена с золотым веком Америки. Поборник прогресса, он, вместе с тем, замечал, что чем больших успехов добивалась Америка в области материально-технического развития, тем менее свободным становился человек. С годами это противоречивое отношение к прогрессу обострилось и привело писателя к резкой критике технократической цивилизации.

Роман «Принц и нищий», подводит итог ранним историософским исканиям Твена. Это — типично просветительское произведение, для автора которого причина социального зла и моральной ущербности — невежество народа, его необразованность, неизбежные в условиях иерархической общественной системы. Воссоздавая панораму английской жизни XVI века, описывая суровость английских законов того времени, Твен, тем самым, стремится показать читателю, насколько далеко продвинулось общество в моральном отношении, благодаря распространению знаний и прогрессу.

Воплощая центральную мысль романа о равенстве всех людей от рождения, автор исходит из представления об изначальной неиспорченности человеческой природы. Писатель моделирует сюжетную ситуацию, которая должна доказать главенствующую роль воспитания и социальной среды в процессе формирования личности. В результате, реальная история оказывается подчиненной вымыслу. Под пером Твена, наследника традиций народного американского юмора, она, словно бы, «карнавализируется», теряя свойственную всему прошедшему статичность и неизменность. Реалии средневековья, исторические персонажи начинают существовать и развиваться в соответствии с законами карнавала.

В романе «Янки из Коннектикута при дворе короля Артура» представления писателя о прогрессивном характере движения истории подвергаются критическому переосмыслению. Изначально произведение задумывалось как своеобразный гимн прогрессу. Автор хотел в очередной раз доказать, что со времен «темных» веков человечество значительно продвинулось в материальном и нравственном отношение. Однако, быть может, вопреки желанию автора, роман о Янки, по мере развития замысла, превратился в острую сатиру на современную западную цивилизацию. Сквозь призму шестого века автор критически оценивал достижения девятнадцатого столетия. «Янки из Коннектикута при дворе короля Артура» это книга-исследование, предпринятое для того, чтобы понять смысл исторического движения и ту роль, которую играет в нем современная западная цивилизация.

Проводя американский эксперимент в VI столетии, Твен обнаруживает зыбкость и иллюзорность основ того явления, которое называется цивилизацией. Крах Янки — это кризис идей самого Твена относительно облагораживающего действия прогресса и просвещения1.

Именно в романе «Янки при дворе короля Артура» Твен начинает разрабатывать циклическую концепция истории, которая в поздний период творчества вытеснит просветительские представления писателя о линейном, поступательном движении человечества во времени.

«Янки» — произведение переломное для мировоззрения Марка Твена. Творения писателя, последовавшие за этим романом, приобретали все более пессимистическую окраску. Изучение прошедших веков не дало Твену доказательств истинности его концепции прогрессивного движения истории. Путь человечества во времени стал представляться писателю бессмысленной чередой войн и преступлений, которым вечно суждено повторяться. В результате своих исторических изысканий писатель приходит к мысли о том, что история, как таковая, есть порождение «греховной» человеческой натуры. Эта мысль присутствует в повести «Таинственный незнакомец». На протяжении всей творческой жизни Твен пытался найти пути преодоления власти исторических, детерминистских законов над индивидом. Углубляясь в изучение истории, писатель стремился найти доказательство возможности существования человека, мораль которого была бы «абсолютной», независимой от морали своего времени и своей культуры. Только такой человек, по мысли Твена, был бы способен изменить ход истории, разрушить предопределенность ее законов. Мечта писателя о «преодоление» истории воплотилась в романе «Личные воспоминания о Жанне д'Арк сьера Луи де Конта, ее пажа и секретаря». Жанна д'Арк являла собой олицетворение мечты Твена об адамической невинности, способной преодолеть господство истории над индивидом. В образе Жанна д'Арк писатель изобразил благородную личность, способной творить историю и чувствовать свою историческую ответственность перед миром.

На рубеже веков в философских воззрениях Твена окончательно оформляется представление о циклическом движении истории. В повести «Таинственный незнакомец» писатель излагает концепцию, в соответствии с которой мировая история представляет собой смену ряда цивилизаций, каждая из которых в своем развитии проходит путь от рождения к смерти. Твен приходит к выводу, согласно которому человечество не движется ни к какой конкретной цели: история лишена смысла. Таким образом, писатель отрицает прогресс в глобальном масштабе. Человечество движется по замкнутой кривой, и все попытки преодолеть историческую предопределенность обречены на провал.

Порабощение колонизируемых народов, захватнические войны, предпринимаемые под флагом распространения прогресса и просвещения, приводили писателя к мысли, что мир катится к катастрофе. Полностью угасла и вера писателя в то, что американская цивилизация способна «обновить» мир, вывести его на более высокий этап исторического бытия. Демократия — лишь яркая мечта, блеснувшая во «мраке» истории. В 1906 году Твен написал для «Автобиографии» очерк «Американская монархия», в которой предрекал наступление в США «темных веков».

На исходе жизни, стремясь понять сущность и истоки мировой цивилизации, Твен обращается к библейской истории. Писатель проводит неутешительные параллели между современной цивилизацией и Вавилоном, делая вывод о неизбежности падения западного мира. Трагической участи, уготованной современной цивилизации писатель намеревался посвятить ряд произведений, объединенных в единый «Эдипов цикл», который, однако, так и не был написан.

Историософские взгляды Твена в своем развитии прошли путь от концепции прогрессивного движения истории и двух ее ключевых точках — эпохой наступления христианства и Французской революцией, — к циклической модели истории. Метаморфозы, которые претерпела Твеновская историческая концепция, отразили в себе кризис просветительских идей относительно сущности прогресса и цивилизации. В творчестве позднего Твена намечаются новые тенденции в подходах к истории, которые получат свое развитие в трудах представителей так называемой «философии жизни», ярчайшим представителем которой был О. Шпенглер. В романе «Янки при дворе короля Артура», повести «Таинственный незнакомец», в «Личных воспоминаниях о Жанне д'Арк» и ряде публицистических работ мы видим, что Марк Твен предвосхитил многие идеи философа.

Реализуя свою историософскую концепцию, Твен оставался, прежде всего, художником. Обращаясь к исторической тематике, «король смеха», «прирожденный юморист», Твен доказал свое умение понять глубинные тенденции в развитии общества. При этом он исходил из коренного принципа верности правде жизни. Художественная методология Твена, которую критики называют «инстинктивным реализмом», осталась неизменной и в книгах на историческую тему. В этих произведениях писатель был склонен и к гиперболизации образов, и к подчеркиванию комической стороны изображаемого. В исторических сочинениях обнаруживается вся палитра приемов Твена сатирика и юмориста: шарж, гротеск, карикатура, сарказм, ирония, бурлеск. Твен демонстрирует и смелый полет фантазии, и богатую зрительную и эмоциональную память. В то же время в сочинениях на историческую тему Твен «серьезней», «философичнее», он в меньшей мере, чем обычно, погружается в стихию юмора, больше тяготеет к сатире. В этих произведениях с особой силой раскрылся талант Твена полемиста, нетерпимого к романтизации действительности, предпринятой Купером и Скоттом, а также талант пародиста. Создавая свои исторические романы, Твен оставался моралистом, верным принципу «развлекая, поучать». Ориентированный на широкого читателя, писатель стремился к ясности, простоте, доходчивости. И хотя Твена относили к «популярным» писателям, ориентированным на вкусы «простых людей», он исходил из того, что высшая цель искусства — возвышать и облагораживать. Круг его приемов был чрезвычайно широк: от юмористических эпизодов в «Янки» до пронзительных трагических красок в сцене казни Орлеанской Девы. В этих книгах сказались гуманизм Твена, его способность к состраданию, нетерпимость к несправедливости. Наконец, он был художником новатором, который обогатил привычные жанровые рамки исторического романа, создав произведения «синтетической» оригинальной структуры.

Взгляды Твена на историю так никогда и не оформились в строгую философскую систему. Твен был, прежде всего, художник, а не мыслитель. Однако в этом и заключена ценность историософских представлений Твена. Исследование истории художественными средствами, предпринятое писателем, позволяло сопоставлять далекие друг от друга эпохи, размышлять над общими вопросами развития цивилизации и природой человека, исследовать не только свершившиеся факты, но и потенциально возможные пути развития событий прошлого, осуществить синтез этики и истории.

Примечания

1. Данная проблема — одна из наиболее сложных и противоречивых. Не одно поколение ученых, философов (начиная с Жан-Жака Руссо) задумывалась над вопросом: вел ли технический прогресс к облагораживанию человека, приносит ли он ему счастье? Между тем, XX век, характеризующийся огромными научно-техническими достижениями, явил жесточайшие преступления против человечества, истребительные войны, оружие массового уничтожения, геноцид целых народов, распространение бесчеловечных расистских и тоталитарных доктрин. Твен интуитивно предугадал подобные опасности.





Обсуждение закрыто.