2.1. От писем и заметок к созданию художественного целого

В творчестве Марка Твена жанр путешествия занимает особое место. Его первой большой книгой стало путешествие «Простаки за границей». На протяжении всей жизни Твен обращался к этому жанру, как бы предваряя им последующий этап своей писательской биографии.

Марк Твен написал пять книг о своих путешествиях: три о заграничных поездках — «Простаки за границей» («The Innocents Abroad», 1869), «Пешком по Европе» («A Tramp Abroad», 1880), «По экватору» («Following the Equator», 1897) и две книги о путешествиях по Америке — «Налегке» («Roughing It», 1872) и «Жизнь на Миссисипи» («Life on the Mississippi», 1883). Три из них до сих пор достаточно популярны и любимы читателями по обе стороны океана. Это «Простаки за границей», «Налегке» и «Жизнь на Миссисипи». Две другие («Пешком по Европе» и «По экватору») обделены подобным вниманием. Американская критика выдвигает различные предположения причин подобного явления, некоторые из которых мы рассмотрим ниже. Главной же причиной ряд американских литературоведов (Ч. Нэйдер, Д. Кокс, Б. Михельсон) называет своего рода неискренность, «вымученность» названных выше путешествий.

В двух первых книгах «Простаки за границей» и «Налегке» Твен предстает молодым, энергичным, любопытным путешественником. Его искренне интересует мир и привлекают приключения. Твен пишет в это время различные материалы для газет («Sacramento Union», «Daily Alta California», «New York Tribune»), но не это представляет для него интерес, он сам получает особое удовольствие от путешествий. Кроме того, в обеих книгах Твен обращается к впечатлениям прошлого. События, описанные в «Налегке», произошли за несколько лет до процесса создания книги, и Твен бережно извлекает их из памяти, не боясь при этом подключать фантазию. Со времени поездки на «Квакер-Сити» до переработки написанных под непосредственным впечатлениям газетных материалов в книгу «Простаки за границей» также проходит некоторый промежуток времени, который позволил Твену осмыслить и свежим взглядом посмотреть на собранный в поездке материал.

После «Налегке» и публикации текста «Старых времен на Миссисипи» (1875) Твен предпринял попытку собрать материалы и написать «Пешком по Европе». В этом путешествии он описывал настоящее, свои непосредственные впечатления. Но к тому времени Твен уже устал от путешествий и воспринимал эту поездку как работу, доход от которой позволил бы ему содержать семью. М.О. Мендельсон в монографии «Реализм Марка Твена» назвал это произведение «вымученным»1. Аналогичная ситуация сложилась и при создании книги «Жизнь на Миссисипи». Во время второго посещения Миссисипи с целью завершить работу над книгой, Твен также ощущал себя усталым путешественником. Он включил в нее текст книги «Старые времена на Миссисипи», доработал и опубликовал под названием «Жизнь на Миссисипи» (1883). Именно потому часть книги, посвященная настоящему, отличается от ностальгической части, основанной на воспоминаниях.

«По экватору» (1897) — случай особый. Ко времени написания этой книги Твену было шестьдесят, у него было много долгов, и даже сам процесс путешествия грозил ему разорением. Американские критики дали довольно строгие оценки книге «По экватору». Г.Н. Смит назвал ее «дневником, переделанным в книгу под давлением финансовой безысходности»2. Другой исследователь творчества Твена К. Линн еще более резко отозвался о книге «По экватору», определив ее как «самую скучную ...и неинтересную»3 из написанных Твеном книг путешествий. Тем не менее, по мнению Ч. Нэйдера, хотя книга и была написана по чисто профессиональным, коммерческим соображениям, авторитет и мастерство Твена к тому времени достигли такого уровня, что даже оказавшись в довольно стесненных для свободы творчества условиях, Твен написал «довольно успешную книгу»4. Мы разделяем эту оценку Ч. Нэйдера книги «По экватору».

Путешествия Твена начались рано. Впервые в восемнадцать лет, сказав своей матери, что поехал в Сент-Луис немного подзаработать, Твен отправился мимо Сент-Луиса в Нью-Йорк. Это было ценным опытом и сильным впечатлением для мальчика, который только на одной ярмарке в Нью-Йорке сразу увидел народу «в два раза больше, чем население Ганнибала», родного города Твена, как напишет он в письме своей сестре Памеле Мофетт. В «Налегке» Твен слукавит, когда заявит, что никогда прежде не выезжал из дома до поездки с братом на Запад.

Однако первым опытом, связанным с описанием путешествий, станут письма к матери, в которых Твен излагал события своей первой поездки на Восток в 1853—54 гг. Они имели ярко выраженную форму предназначавшихся для печати отчетов «блудного сына Запада». Первой попыткой приобщения к профессиональному юмору были «дорожные» рассказы Томаса Джефферсона Сноддграсса, посвященные его приключениям. Одним их главных занятий Марка Твена как репортера в то время было написание корреспонденций в «Территориал Энтерпрайс» («Territorial Enterprise») с изложением хроники его собственных путешествий.

Однако началом карьеры Марка Твена как профессионального путешественника, чья основная деятельность в течение некоторого периода заключалась именно в описании своих поездок с целью их опубликования, следует считать тот момент (1866 г.), когда он официально становится специальным корреспондентом «Сакраменто Юнион» («Sacramento Union»). Эта газета предложила Твену посетить на пароходе «Аякс» Сандвичевы острова. Ему было поручено писать отчеты о торговле, сельском хозяйстве, собирать официальную информацию. Позже впечатления от Сандвичевых островов станут частью книги «Налегке».

В американской журналистике, начиная с первой половины XIX века, публикация циклов писем, очерков и эссе, присылаемых путешествующими корреспондентами со всех концов мира, была популярна у читателей и стала традиционной в прессе. Как и Твен, другие авторы того времени (Дж. Холл, А. Делано) также перерабатывали свои публикации в беллетристику и издавали в виде книг.

С момента поездки на «Квакер Сити» большой частью творчества Твена станет написание «коммерческих книг путешествий», которые представляли собой «отчеты о реальных путешествиях, предпринятых главным образом с целью написания таких отчетов»5. Кроме того, еще одним видом творческой, а заодно и коммерческой деятельности стало для Твена преобразование отчетов о поездках в публичные лекции. После того, как он окончательно зарекомендовал себя как писатель, вступив на трудный путь сотрудничества с разными газетами, что позволяло ему, с одной стороны, получать возможность путешествовать за счет изданий и самому получать от этого огромное удовольствие, а с другой, с трудом выкраивать время для того, чтобы переработать свои заметки в книгу, которая понравилась бы широкому кругу читателей.

Возвратившись в Калифорнию после четырехмесячного пребывания на Сандвичевых островах и завершив успешную лекционную поездку по Калифорнии и Неваде, Марк Твен загорелся идеей объехать вокруг света и написать серию газетных заметок о своих путешествиях. Эти публикации должны были оправдать дорогу и стать материалом для нового цикла публичных лекций, возможно и для написания большой книги. Идея оказалась более, чем успешной — Твен получил место специального корреспондента популярной ежедневной газеты «Дэйли Альта Калифорния» («Daily Alta California») в Сан-Франциско, которая согласилась публиковать его заметки за 20 долларов. Это предложение не было рискованным для «Альты», поскольку к тому времени тридцатилетний Твен был уже хорошо известен как один из лучших современных корреспондентов, владеющим широким арсеналом юмористических средств от мягкой иронии до едкой насмешки, что очень нравилось американскому читателю. Начав водное путешествие из Сан-Франциско 15 декабря 1866 года, он прибыл в Нью-Йорк через Истмас. Во время плавания он писал письма и отправлял корреспонденции из различных портов, в которые заходило судно. Из Нью-Йорка он высылал свои путевые заметки для «Альты». Эти ранние заметки Твена были собраны и опубликованы в США отдельным изданием только в 1940 году под названием «Путешествия Марка Твена с мистером Брауном» («Mark Twain's Travels with Mr. Brown»)6.

Именно в этих заметках впервые появляется антипод Твена, напарник по путешествиям, некий мистер Браун, от фигуры которого Твен потом вовремя отказался при подготовке «Простаков за границей», но который, тем не менее, сыграл важную роль в формировании Твеном собственного образа путешественника.

Еще до возвращения на родину Твен узнал о предстоящей увеселительной поездке американцев на судне «Квакер Сити» и убедил руководство «Альты» оставить за ним место специального «путешествующего» корреспондента и оплатить предстоящую поездку. Планировавшаяся «экспедиция» воплощала все мечты Твена-путешественника, идеально соответствовала ему по духу, впечатления от этой уникальной поездки легли в основу его первой книги «Простаки за границей».

После большой рекламной кампании и подготовки «Квакер Сити» вышел 8 июня 1867 г. из Нью-Йорка. Он достиг Бермудских островов, провел несколько дней на Азорских островах, затем отправился на Гибралтар, откуда несколько пассажиров предпочли предпринять сухопутное путешествие через Испанию в Париж. С пятью товарищами, «пятью бутылками и 75 сигарами» Твен переправился в Танжер за полтора дня, затем достиг Марселя и, наконец, Парижа. В Париже путешественники провели более недели, затем вернулись в Марсель и отправились в Геную. Путешествуя преимущественно поездом и дилижансом, Марк Твен намеренно следовал туристскими тропами от Генуи до Венеции и от озера Комо до Везувия.

Из Неаполя Твен и его спутники приплыли в афинский порт Пирей, где, несмотря на карантин, сумели посетить знаменитый Акрополь, Константинополь, и, что особенно важно, несколько российских портов на Черном море. За этим беспрецедентным путешествием последовали долгие, утомительные поездки на ослах по суше в Дамаск, затем на юг к Иерусалиму и, наконец, к порту Яффы. Там «Квакер Сити» забрал «пеших» путешественников и повез через Египет и обратно в Испанию. 19 ноября «Квакер Сити» благополучно вернулся в Нью-Йорк.

В течение этих пяти месяцев Марк Твен выполнил свой контракт на 50 путевых писем для «Альты». Он писал в среднем по два письма в неделю. Кроме того, Твен написал еще шесть писем в «New York Tribune» и одно в «New York Gerald». Он планировал написать еще восемь заключительных писем. В Александрии он получил известие о том, что 40 его писем потеряны почтой и должны быть восстановлены. Стесненный временными рамками, Твен заменил потерянные письма менее подробными, менее личными и менее детальными материалами. Он дополнил свои последние письма легендами и информацией из путеводителя, чем обеднил их содержание.

Вскоре после возвращения Твена из поездки Элиша Блисс, менеджер Американской издательской компании в Гартфорде (American Publishing Company), предложил Твену выпустить книгу, основанную на письмах в «Альту». Так Твен принялся за работу над своей книгой путешествий «Простаки за границей». Когда в Вашингтоне была написана примерно четверть объема этой книги, Твен от своего приятеля с Запада узнает, что руководство «Альты», обладая авторскими правами, уже приняло решение издать присланные Твеном записи в виде книги, механически объединив опубликованные газетные материалы. Блисс отправляет Твена в трехмесячную поездку в Сан-Франциско, чтобы тот договорился с «Альтой» об отказе от этой идеи и передаче авторских прав на письма их автору. Затея эта удалась. После возвращения в июле 1868 года Твен довольно быстро закончил рукопись и в августе уже был готов передать ее Блиссу для публикации.

«Простаки за границей» не стали простым объединением писем, посылавшихся Твеном в редакцию «Альты». Они обрели новые жанровые и стилистические особенности. Изменились адресат и цель публикации. Книга была адресована не читателям одной газеты, а широкой аудитории. Однако Твен ошибается, когда в своих воспоминаниях о работе над «Простаками» пишет, что минимально использовал письма в «Альту» при написании книги. В своей автобиографии он писал, что использовал всего «несколько» («several») писем, «возможно, только десять или двенадцать». Он также говорил, что пришел к заключению, что его письма «больше подходили для газет, чем для книги» («they were newspaper matter, not book matter»). Спустя годы ему казалось, что он написал «Простаков» за шесть ночей. «Я мог бы добавить двухнедельный письменный труд и вполне мог обойтись без всех заметок и писем» («I could have added a fortnight's labor with the pen and gotten along without the letters altogether»)7.

Однако американские исследователи (A.L. Scott, C. Neider), непосредственно сравнивавшие текст писем с книгой, утверждают, что Твен ошибался. Без писем вообще не было бы книги, так как его записи были всего лишь набросками впечатлений и не обладали фактической весомостью, которую Твен придал «Простакам», воспользовавшись газетными корреспонденциями. Кроме того, американские критики справедливо утверждают, что письма в «Альту» были замечательными, с точки зрения журналистского мастерства. А. Скотт с фактами в руках доказывает, что Твен использовал в работе над «Простаками за границей» большое количество писем, изменяя их стиль и творческую манеру. Так, работая над текстом книги, Твен убирает сленг и характерные калифорнийские шутки, которые были бы непонятны читателям в другой части страны8. Он меняет порядок событий в книге, описывая сначала Помпею, а потом Неаполь. Кроме того, что особенно важно, вместо двух главных героев — мистера Брауна и персонажа по имени Марк Твен, автор оставляет одного — героя-рассказчика.

Примечания

1. Мендельсон М.О. Реализм Марка Твена. — М., 2005. С. 82.

2. Smith H.N. Mark Twain. The Development of a Writer. — Cambridge (Mass.), 1962. P. 185.

3. Lynn K.S. Mark Twain and Southwestern Humor. — Boston; Toronto, 1959. P. 277.

4. Neider C. Mark Twain. — Kingsport, 1967. P. 49.

5. Cox J.M. Mark Twain: The Fate of Humor. — Princeton (N.J.), 1968. P. 35.

6. Twain M. Mark Twain's Travels with Mr. Brown / Ed. by F. Walker & G.E. Dane. — N.Y., 1940.

7. Neider C. Mark Twain. — N.Y., 1967. P. 57.

8. Scott A.L. Mark Twain at Large. — Chicago, Regnery, 1969. P. 28.





Обсуждение закрыто.