История Мэйми Грант, девочки-миссионера

— Тебе кофе с сахаром или со сливками?

— Пожалуйста, дорогая тетушка, с сахаром, со сливками — и с верой в перемену в ваших убеждениях.

Последнюю фразу произнесли прелестные губки юной Мэйми Грант. Она рано познала радость и утешение, которые дарует истинная вера. Она регулярно посещала церковь и почитала это своей счастливой привилегией, а не скучной повинностью, как многие другие дети. В воскресную школу Мэйми всегда являлась первой, а уходила последней. Библиотека воскресной школы была для девочки сокровищницей знаний. Из ее книг Мэйми почерпнула бездну премудрости, на удивление молодым и на радость старым. Девочка с благодарностью думала о даровитых богословах, сочинивших чудесные книги; она решила во всем подражать героиням этих произведений и целиком посвятить себя спасению грешников. И вот мы видим, как девчушка не упускает даже такую пустяковую возможность, как вопрос о сливках и сахаре, чтобы выразить надежду на обращение на путь истинный своей старой, упорствующей в заблуждениях тетушки.

— Хочешь печенья?

— Нет тетушка, я не смею лакомиться печеньем, пока ваша бесценная душа в опасности.

— Что за вздор! Ешь свой завтрак, дитя мое, и перестань говорить глупости. Вот тебе чашка с молоком, покроши туда хлеба и кушай на здоровье.

Мэйми Грант задержала поднятую к губам ложку молока и сказала:

— Тетушка, хлеб и молоко — всего лишь суета сует этого грешного мира. Не лучше ли искать млеко праведности, а все остальное дастся нам?

— Что за ахинею ты несешь, дитя мое? Сбегай лучше вниз, посмотри, кто там звонит в дверь.

— Стучите и отворят вам!1 О, тетушка, если б вы могли оценить эти слова!

Мэйми задумчиво спустилась по лестнице. Это было первое утро в гостях у тетушки, к которой она приехала на неделю. Мэйми отворила дверь. В дом быстро вошел незнакомец и произнес скороговоркой:

— Срочное дело, малышка! Перепись! Живо тащи сюда старого джентльмена!

— Перепись! А что это такое?

— Я переписываю вех жителей и собираю о них нужные сведения.

— Какая неоценимая возможность для спасения душ! Если б только...

— Жарь, малышка, не заговаривай мне зубы! Я на работе. Тащи сюда старика живо!

— Смертный, позабудь о суете! Потрудись во славу Его! Господь вознаградит тебя щедрее всех владык мира. Вот брошюры, возьми их и раздай повсюду. Борись с заблудшими денно и нощно! Именно таким путем юный Эдвард Бейкер стал путеводной звездой для грешников и снискал бессмертную славу — о нем писали в учебниках для воскресных школ всего мира! Вот эта брошюра под названием «Обреченный пьяница, или Кара за грех» учит нас, что вероломное чудовище, скрывающееся в чаше с вином, обрекает души на вечное проклятье. А вот эта — «Пара двоек, или Последний проигрыш» — о том, как почти разорившийся игрок в проклятый покер блефанул и выиграл по паре десяток; ободренный успехом, он взял на прикуп две карты и вмазал в лузу красный, а потом, побуждаемый демоном разрушения, заказал черную восьмерку дуплетом в угол. Ему оставалось набрать всего два очка, счастье, казалось, вот-вот улыбнется ему, но в этот момент его партнер открыл туза и выиграл. И тогда отчаявшийся игрок всадил себе пулю в лоб. Вот такая скверная, отвратительная игра — покер!

А по этой книге вы можете судить о том, что наши ученые богословы в совершенстве постигли науку нести слово Божье всем страждущим. Во имя достойного дела — спасения душ игроков — святые отцы вникают в теорию и технические приемы ужасных игр, чтобы говорить с грешниками понятным им языком. А вот эта брошюра называется...

Господи, куда он делся? Как я узнаю теперь, проникли мои слова в его душу или нет? Принесут ли посеянные мной семена достойные плоды? И все же я верю, что он бросит свою грешную перепись и займется спасением душ. Я знаю — он будет спасать грешников! Ведь именно таким путем юный Джеймс Уилсон обратил на путь истинный торговца-еврея, и тот покинул отчий дом, загрузил свои коробки библиями, церковными гимнами и стал не торговцем вразнос, а благословенным разносчиком святых книг. Об этом рассказывается в прекрасной книге для воскресных школ «Джеймс Уилсон, мальчик-миссионер».

Снова раздался звонок. Мэйми открыла дверь.

— Утренняя газета, мисс. С вас причитается сорок центов за полмесяца.

— Вы разносите газеты по городу?

— Чуть ли не в каждый дом, мисс. Самый большой тираж по сравнению с другими газетами! Самый лучший орган рекламы!

— Подумать только какие у вас возможности! Это, случайно не баптистская газета?

— Никак нет, мисс. Мы — орган демократов.

— О если б вы могли убедить редактора отказаться от глупостей мира и сделать вашу газету вестником света и надежды, баптистским благословением каждого семейного очага!

— У меня нет времени соваться в такие дела. Не в обиду вам будет сказано, мисс, демократам плевать на свет и надежду, они не станут покупать баптистскую газету. А теперь поторопитесь, пожалуйста, вернуть должок — сорок центов за полмесяца.

— Конечно плохо, если газету не станут покупать, и все же прошу вас — потрудитесь на благородной ниве! Вот вы приносите газету в дом. Соберите всех обитателей, убедите их бросить греховную жизнь и искать пути спасения. Пусть даже самый низкий, ленивый и подлый не теряет надежду на спасение. Вот вам брошюры, вкладывайте их в газеты, а когда кончатся, приходите я дам другие. Смотрите — прекрасная брошюра, называется «Муки ада, или Судьба политического деятеля». Она так ярко живописует картину вечного проклятия: адское пламя, чудовища, ужасные бесконечные страдания, — даже у самого закоренелого грешника затрепещет сердце, и он бросится на поиски тихого приюта — веры. И Роджер Лайман, сапожник из нашей деревни, непременно вернулся бы в лоно церкви, если бы не дошел до белой горячки прямо перед обращением. Эта брошюра отрезвит тех демократов, которые тратят время на тщеславную суету из-за политической карьеры. Вложите в газеты и брошюру, которая называется...

— Нет, так дело не пойдет! Это вам не в куколки играть, мисс! «Вложите их в газеты»! Хотел бы я посмотреть, что из этого получится. В жизни не слыхал, чтоб брошюры вкладывали в утренние газеты! Да ваши брошюры для демократов яйца выеденного не стоят! Они в редакцию толпой явятся и разгром учинят! Раскошеливайтесь, мисс! Сорок центов!

— Вы очень бойко жонглируете глупыми мирскими словами. Вот вам брошюры и беритесь за доброе дело. Не забывайте о грядущем вечном блаженстве. На вас исходила благодать?

Боже, и этот ушел... Но он ушел с благородной миссией. Бедный разносчик внесет свою лепту в спасение безнравственного города. Грех будет изгнан из своих владений! Я это знаю, ибо именно таким путем юный Джордж Беркли обратил на стезю праведности странствующего лудильщика и послал его укреплять веру в душах неверующих. Не вина Джорджа, что лудильщик еще не переборол в себе грешного начала и стянул два кофейника прежде, чем принялся за праведные дела. Снова звонок!

— Доброе утро, мисс! Мистер Вагнер дома? Я пришел вернуть ему долг. Он одолжил мне тысячу долларов месяц тому назад.

— Увы, все живут ничтожными заботами этого мира! О, берегитесь! Вы напрасно теряете время! Позабудьте о сокровищах сей бренной обители, собирайте иные сокровища — те, что не истребляет моль и не крадут воры2. Вы читали брошюру «Пламя, кипящая сера, или Последний вздох грешника»?

— В жизни не слыхал ничего подобного! Молоко еще на губах не обсохло, а уже проповедует! Скорее, мисс! Я должен отдать долг и бежать по делу. Поторопитесь, прошу вас!

— О, сэр, это вам нужно торопиться — торопиться узнать, что вас ждет в будущей жизни. Из этой брошюры «Раб Каина, или Панихида проклятых» вы узнаете — молю господа, чтоб не слишком поздно, — как погоня за барышом иссушает душу, навсегда преграждает ей путь к истинной благодати, вере, как она делает жизнь страшной мукой, а после смерти открывает врага вечной скорби. Это — драгоценная книга. Прочитав ее, все грешники лишаются сна.

— Извините, мисс, но я...

— Ищи спасения от будущего возмездия, грешник! Беги пока есть время! Твой греховный счет растет день ото дня! Расплатись за свои грехи, покайся и начни жизнь сначала! Вот брошюра «Горькое раскаяние матроса-богохульника». Она повествует о том, как однажды ночью в шторм матросу-богохульнику приказали подняться в рубку над люком и подтянуть сезень якоря. С головокружительной высоты он увидел, как утлегарь грот-мачты вырвался из гитов тали шкотового угла паруса. Мало того — подветренный шпигат бизани запутался в нок-бензельном фале кат-балки. И в такой момент разнузданный богохульник, погрязший в пороке, осмелился прокричать ругательство наперекор свирепому ветру. Его тут же постигла кара: наветренный брасс лопнул прямо в середине судна, ванты бизани загородили вход с трапа по правому борту, и полувахта быстрее молнии выскочила с ликроса! Представляете в каком положении оказался богохульник? Сама я этого не представляю: не возьму в толк, что означают все эти кошмарные морские термины. Конечно мне не хватает образования и глубокого знания жизни, чем славятся даровитые богословы, почерпнувшие все сведения о действительности из сочинений других богословов, своих предшественников. Но я полагаю, что с матросом случилось, что-то ужасное! Так пусть эта история послужит предупреждением тебе, пилигрим, пусть...

И этот скрылся... Бог с ним, он до сметного часа будет помнить, что именно я принесла покой в его мятущемуся духу, именно я пролила бальзам на его истерзанное сердце, именно я указала ему путь к счастью. Добрые дела наполняют блаженством мою душу. Пусть я всего лишь ничтожный инструмент в его руках, но знаю: я похожа, я очень похожа на вундеркиндов из книжек для воскресных школ. Я объясняюсь их изысканным языком. Подумать только, ведь и я могу стать примером для молодых — маяком, посылающим луч надежды далеко через вздымающееся лавиной море греха, и этот маяк — учебник для воскресных школ в крапчатой, под мрамор обложке.

Снова звонок! Сегодня у меня поистине удачный день.

— Доброе утро, сэр, заходите пожалуйста.

— Мисс, будьте любезны, скажите мистеру Вагнеру что я откажу ему в праве выкупа закладной, если он тотчас не вернет мне долг — тысячу долларов. Передайте ему это, будьте добры.

Выражение озабоченности промелькнуло на прелестном личике Мэйми Грант. Видно было, что ей не дает покоя какая-то мысль. Она глянула в лицо незнакомцу и взволнованно спросила:

— Сэр, вы когда-нибудь меняли свои убеждения?

— Господи Боже мой, что за вопрос?

— Вы сами не ведаете, что творите. Вы стоите на вулкане. Вы можете погибнуть в любую минуту. Остерегись смертный! Позабудь про мирские заботы, иди творить добро! Раздай свое состояние бедным и отправляйся миссионером в дальние края. Не все еще потеряно, если поспешишь! Берегись хмельной чаши!

Вот вам брошюра. Читайте ее ночью и днем, храните в душе, как сокровище, ее уроки. Видите — «Уильям Бакстер, исправившийся пьяница, или Из пламени спасенный». Герой этой брошюры, несчастный грешник, в порыве пьяного безумия уничтожил всю свою семью бутылкой с отбитым горлышком, вот тут есть картинка. Терзаясь раскаянием, бакстер дал зарок не брать в рот спиртного. Он женился во второй раз и обзавелся прекрасным набожным семейством. Но кто-то снова ввел его в искушение, и, одурев от выпивки, Бакстер укокошил битой бутылкой и новое семейство. Потом он побывал на лекции Гофа3 и стал на путь исправления. Бакстер снова вырастил смышленых и красивых ребятишек. Но, увы! В недобрый час подлые дружки вновь поднесли ему хмельную чашу, и в тот же день он размозжил своим детишкам головы бутылкой! Оторвав от груди рыдающую жену, пьяница бросил ее вниз с третьего этажа. Когда он наконец очнулся от алкогольной горячки, то понял, что остался один как перст, изгой, без дома, без друзей.

Пусть эта история послужит вам уроком. И все же упорством можно добиться многого! Бакстер окончательно исправился, и теперь, спасенный от верной гибели, ходит по стране, читает лекции о трезвенности, открывает воскресные школы. Так идите же и вы по его стопам, берите с него пример. Еще не поздно! Торопитесь, пока вас осеняет дух божий!

Ну и ну! И этот исчез и унес с собой закладную. Но он на пути к исправлению, я верю в это. Отныне он будет творить добро, а добро — неоценимо. Сегодня у меня был поистине благословенный день!

С этими словами Мэйми Грант надела шляпку и отправилась в город разносить брошюры нагим и голодным — банкирам в их суетных конторах, торговцам спиртным, продающим свой погибельный для души мерзкий товар.

Вернувшись вечером, Она застала своего дядюшку Вагнера в глубокой печали.

— Увы, мы разорены, — сказал он, — я лишился газеты, меня объявили злостным неплательщиком. Сборщик налогов, проводивший перепись, поставил против моего имени пометку о неблагонадежности. Мартин, которому я одолжил тысячу долларов, не пришел, я не отдал тысячу долларов Филлипсу, и он отказал мне в праве выкупа закладной. Теперь мы остались без крыши над головой!

— Не унывайте, дорогой дядюшка, — сказала Мэейми, — я отправила этих людей трудиться на благородной ниве. Они буду повсюду сеять добро и пожнут богатый урожай. Не ропщите на зло мира сего, а внемлите святому глаголу.

Мистер Вагнер лишь застонал в ответ: он еще не вполне проникся христианским духом. А счастливая Мэйми, засыпая думала: «Я спасла разносчика газет, сборщика налогов, кредитора и должника. Все они будут вечно меня благодарить. Сегодня я занималась добрыми делами, может я еще увижу свое скромное имя на страницах прекрасной книги для воскресных школ, а может сам Т.С. Артур4 напишет обо мне. О, радость!

Вот какая история случилась с Мэйми Грант, девочкой-миссионером.

Примечания

1. «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам...» (Мф. 7: 7).

2. «Не собирайте себе сокровищ на земле... Но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут...» (Мф. 6: 19 — 20).

3. Гоф Джон (1817 — 1886) — известный во времена Твена лектор по проблемам трезвенности.

4. Артур Тимоти (1809 — 1885) — автор многочисленных брошюр и романов, посвященных проблемам нравственности и трезвенности. М. Твен пародирует название его самого популярного романа «Десять дней в баре, или Что я там увидел».

Обсуждение закрыто.