На Диком Западе (1861—1862)

Во время Гражданской войны от штата Юта отделилась территория Невада и вошла в США отдельным штатом, 36-м по счету. На тот момент это был мало освоенный и бурно развивавшийся регион, в котором в 1850-х годах обнаружили месторождения золота и серебра. Губернатором Невады стал Джеймс Най, ему нужен был помощник. По совету юриста Эдварда Бейтса, работавшего в правительстве Линкольна, на эту должность губернатор пригласил Ориона Клеменса. Ему предложили оклад 1800 долларов в год. В начале июля 1861 года он написал Сэму, и тот согласился поехать с ним в качестве помощника и оплатить дорожные расходы.

Позднее Марк Твен описал свою жизнь в Неваде в повести «Налегке». Предложение от брата было для Сэма очень лестным: «Я был молод, неискушен и от души завидовал брату. Мало того что на его долю выпали богатство и власть, — он отправится в долгий, дальний путь, узнает новый, неизведанный мир. <...> И когда он с полным хладнокровием, словно речь шла о пустяке, предложил мне должность личного секретаря, я не сомневался, что небо и земля прейдут и небосклон свернется точно свиток! Это был предел моих желаний».

Сэм не собирался оставаться в Неваде надолго, он хотел подождать, пока не закончится война, а потом вернуться к лоцманству. 18 июля братья пароходом из Сент-Луиса отправились в Сент-Джозеф, жена и шестилетняя дочь Ориона должны были приехать позже. До столицы Невады Карсон-Сити Сэм и Орион добирались из Сент-Джозефа дилижансами, дорога была трудной и небезопасной. По дороге заехали в Солт-Лейк-Сити, 14 августа прибыли в Карсон-Сити — небольшой поселок, с деревянными домами и населением в 1400 человек.

Резиденция губернатора тоже была деревянной. Сразу после приезда братья Клеменсы поселились в гостинице, потом сняли квартиру. Постепенно работа налаживалась. Сложнее всего оказалось найти помещение для Законодательного собрания. «Законодателей найти оказалось нетрудно — даже за три доллара в сутки, хотя содержание стоило четыре с половиной, — ибо честолюбие не чуждо невадцам, как и всем прочим смертным, и среди них было сколько угодно безработных патриотов; но совсем иное дело — добыть помещение для Законодательного собрания. Город решительно отказался дать ему приют безвозмездно или разрешить правительству снять помещение в долг». Наконец один из жителей городка подарил Законодательному собранию свой дом, и оно стало работать: «заседало два месяца и только и делало, что раздавало частным лицам разрешения на постройку дорог с правом взимать дорожные сборы».

Война осталась в стороне. Орион публиковал бюллетени сената и палаты представителей, оплачивая работу из своего жалованья. А вот для Сэма подходящего занятия не нашлось, разве что наблюдать за тем, что происходило вокруг. А жизнь на Диком Западе сильно отличалась от привычного уклада цивилизованного Юга. Даже мода здесь была не такой: о привычных сюртуках и туфлях из крокодиловой кожи пришлось забыть, им на смену пришли грязная шерстяная рубаха, ковбойские сапоги, шейный платок и трехдневная щетина. Сэм в то время стал выглядеть настоящим бродягой.

Клеменсы завели в Карсон-Сити приятелей, с которыми совершали вылазки на природу, разбивали лагерь, пьянствовали. Вскоре Сэм заболел «серебряной лихорадкой». «Кругом только и говорили, что о таких чудесах. Том такой-то продал свой пай в "Аманде Смит" за сорок тысяч долларов, а полгода назад, когда он открыл жилу, у него ни гроша не было за душой. Джон Джонс продал половину пая в "Плешивом орле" за шестьдесят пять тысяч и уехал в Штаты за семьей». Решившие разбогатеть братья оформили товарищество, на деньги Сэма купили акции двадцати приисков. Но не желавший долго ждать Сэм решил искать серебро самостоятельно. Он нашел троих компаньонов, купили фургон, тонну провианта и 29 ноября компания старателей отправилась в Юнионвиль на реке Гумбольдт.

Несмотря на все старания, найти им так ничего и не удалось. В конце января 1862 года Сэм заехал к брату, потом с новыми компаньонами отправился попытать счастья на другом руднике — «Аврора», находившийся в 100 милях к югу от Карсон-Сити. И опять неудача. Жилу нашли, но не успели вовремя сделать заявку, и ее перехватили конкуренты. Не теряя надежды на успешные поиски, Сэм просил денег у Ориона на покупку инструментов и провианта. «Не покупай ничего, пока я здесь, копи деньги для меня. Домой тоже не посылай. Думаю, я потрачу твой заработок за квартал прежде, чем ты получишь его»; «Не покупай ничего, никакой земли. Моя спина надорвана, руки в мозолях. Но я знаю, кое-что получится»; «Пришли 100 или 50 долларов, присылай все, что сможешь сэкономить».

Устав от бесплодных попыток и безденежья, весной Сэм устроился на работу на обогатительную фабрику, где получал десять долларов в неделю. На «Авроре» он пробыл до августа, по вечерам писал под псевдонимом «Джош» небольшие юморески в местные и миссурийские газеты. Орион хранил наброски и письма брата и даже послал некоторые из них редактору газеты «Вирджиния-Сити территориел Энтерпрайз» Джозефу Гудмену. Два текста редактору понравились, и он сообщил Ориону, что может предложить «Джошу» работу репортера с окладом 25 долларов в неделю. Орион посоветовал Сэму согласиться на эти условия. После месяца колебаний, за который Сэм успел побывать еще на одном прииске, и тоже безуспешно, в конце августа он решился на переезд. Продал свои акции в пятнадцати компаниях на общую сумму около тысячи долларов и уехал в город Вирджиния-Сити.

Читать дальше

Обсуждение закрыто.